http://www.ryzkov.ru/

"Кровавое воскресенье" - прошло 110 лет

Ровно 110 лет назад, 9 января 1905 года, огромная манифестация рабочих с заводов Санкт-Петербурга двигалась со всех районов огромной имперской столицы к Зимнему дворцу. Во главе движения стоял священник Георгий Гапон, лидер лояльной властям и подконтрольной полиции рабочей организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». Поводом для демонстрации стало увольнение четырех рабочих Путиловского завода, за которой последовала массовая забастовка рабочих во всей столице. Рабочие шли к царскому дворцу с портретами государя, иконами, взятыми из храмов, и хоругвями. Они хотели передать лично царю верноподданическую петицию, с призывами, среди прочих, ввести народное представительство, политические свободы, и улучшить условия жизни и работы для рабочих и крестьян. Царь, узнав о готовящейся манифестации, покинул Петербург, и уехал в Царское Село. В город были стянуты войска. Когда демонстрация приблизилась к перекрывшим улицу войскам, солдаты открыли огонь на поражение. Стрельба шла весь день, в разных районах города. Было убито 200 человек, 800 ранено. События 9 января 1905 года вошли в отечественную историю, как «Кровавое воскресенье» и дали отсчет Первой русской революции 1905-1907 гг.

Расстрел простых мирных рабочих в Петербурге ошеломил Россию. Убиты были не либералы и не социалисты, не оппозиционеры и не террористы, а самые обычные люди, в целом лояльные самодержавию. Расстрел навсегда разорвал многовековую связь династии Романовых и народа. Великий историк Василий Ключевский публично заявил в те дни, что власть, стреляющая в свой народ, обречена: «Николай Второй – последний самодержец. Алексей (сын и наследниц царя – В.Р.) царствовать не будет». Через 12 лет пророчество сбылось.

Решение о расстреле мирной демонстрации, к тому же лояльной царю, стало результатом растущей общей неадекватности режима Николая Второго, человека с реакционными взглядами, склонного к мистике, чаще всего нерешительного, сильно подверженного влияниям крайне некомпетентного близкого окружения. Он неизменно отвергал любые, даже самые умеренные инициативы по реформированию самодержавия, с которыми выступали не только оппозиционеры, но и люди из самых высших слоев империи, в том числе министры его собственного кабинета. В России, стране бурно развивавшейся, становящейся все более современной, в которой «общество переросло власть» (П. Струве), царь стремился сохранить в неизменности абсолютистское самодержавие образца 18 века, отказывая свои подданным в любых политических правах, даже самых умеренных.

Первая русская революция началась в условиях общего падения престижа царя и его правительства, на фоне тяжелых поражений армии и флота на Дальнем Востоке в ходе русско-японской войны. Эти поражения были совершенно неожиданными для всего общества, твердо уверовавшего в непобедимость русского оружия, и для самого царя, пренебрежительно называвшего японцев «макаками».

17 декабря 1904 года капитулировала знаменитая крепость-порт Порт-Артур, в плен к японцам попали 23 тысячи нижних чинов, 747 офицеров, в распоряжении противника оказались оружие и боеприпасы крупного гарнизона. Японцы вели успешное наступление и на других участках фронта. Тем не менее, Николай Второй продолжал неадекватно оценивать положение и стратегические перспективы России, заявив с своем манифесте в начале 1905 года о том, что Россия ведет войну за «господство» на Тихом океане. После тяжелых поражений 1905 года под Мукденом и в проливе Цусима, Россия пошла в итоге на подписание мирного договора в американском Портсмуте, по которому отдала Японии южную часть Сахалина, уступила ей аренду Ляодунского полуострова вместе с Порт-Артуром и Дальним, и пошла на ряд других болезненных уступок. Если бы не косвенная помощь других великих держав, заинтересованных в сохранении баланса сил в этом регионе, потери могли бы быть больше. Ошеломляющее поражение в войне я Японией вызвало массовые выступления, стачки и беспорядки по всей России.

В целом, к началу 20 века в России накопились чрезвычайно острые социальные и политические противоречия, требующие комплексного и системного разрешения. Основными из них были: крестьянский вопрос и вопрос земли; рабочий вопрос; национальный вопрос; политическая система и отношения власти и общества. По всем этим вопросам Николай Второй неизменно либо отказывался от принятия системных реформаторских решений, которые ему предлагали его ключевые министры (в первую очередь, С. Ю. Витте) и часть высшей аристократии империи, либо принимал решения реакционного, антиреформаторского толка, которые еще сильнее обостряли противоречия и загоняли, лишь на время, конфликты внутрь.

Реформаторски мыслящие министры неоднократно предлагали царю компетентные и современные проекты, в том числе, перехода к хуторскому землевладению и разрушения крестьянской общины, по развитию промышленности, решению национального вопроса, проведению более взвешенной внешней политики, по переходу к конституционной монархии с введением свобод и народного представительства. Но монарх неизменно отклонял эти инициативы, игнорируя реальность и выбирая путь замораживания конфликтов, репрессий и полицейщины.

Неадекватность политики последнего Романова вызовам времени, его неготовность воспринимать реальность, такой, как она есть, стали основной причиной двух русских революций и падения монархии и династии.

Владимир Рыжков

14 января 2015

Статья опубликована в газете The Moscow Times