Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Сергей Алексашенко — о том, как Росстат манипулирует данными ради оптимистичной статистики

Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о том, как Росстату удается показывать полтора года промышленного роста, и какое отношение к действительности имеет актуальная статистика ведомства.

Ложь, большая ложь и статистика

Главным экономическим событием прошедших двух недель, безусловно, стало объявление Росстатом пересмотренной динамики промышленного производства за 2015-2016 гг. Ничего удивительного нет в том, что новые данные оказались существенно лучше старых: спад в 2015 году оказался заметно меньше (0,8% против 3,4% ранее), а стагнация 2016-го сменилась ростом. В итоге промышленный рост в России наблюдается с июня 2015 года, т.е. уже полтора года подряд.

Собственно говоря, к такому пересмотру можно было отнестись, как ко вполне рядовому явлению, если бы не та аргументация, которую выдвинул Росстат. Когда были объявлены пересмотренные данные по динамике ВВП, то нам рассказали о влиянии «предварительных данных сплошного наблюдения за деятельностью малого и среднего бизнеса за 2015 год, а также дополнительной информации Федерального казначейства об операциях сектора государственного управления», что хоть как-то связано с объемными показателями, хотя находится в явном противоречии со спросом на деньги, который на протяжении всего 2016 года (будь то М2, измеряемый только с учетом рублевых депозитов, или М2Х, принимающий во внимание и депозиты в иностранной валюте).

В случае с пересмотром данных по промышленному производству такой привязки нет — в сообщении Росстата говорится о двух моментах.
График. Сезонно сглаженный спрос на деньги в реальном выражении (100 = 1.01.2013)

Во-первых, о том, что вместо трех видов деятельности отныне промышленное производство будет раскладываться на четыре; как будто, от того, что имеющуюся картошку разложить не на три мешка, а на четыре, ее станет больше...

Во-вторых, (процитирую) «При проведении ретроспективных пересчетов в целях повышения представительности расчетов и учета структурных сдвигов использован усовершенствованный вариант применявшейся ранее „корзины“ товаров-представителей (как за счет включения новых позиций, так и за счет замены сводных группировок товаров их ассортиментным составом).» И это уже больше похоже на истину — речь идет о том, что Росстат поменял корзину, по которой измеряется динамика промышленного производства.

Думается, теперь вам все ясно: достаточно было включить в корзину те товарные позиции, которые быстро росли в последние два-три года, (как несложно догадаться, сюда в полном смысле слова относится производство вооружений, которое начало расти с 2012 года после принятия 23-хтрилионной программы перевооружения; а, заодно, и сырный продукт), и исключить из нее те позиции, по которым был отмечен спад, как «золотой ключик у вас в кармане!» И, конечно же, такое изменение корзины отражает структурные сдвиги в промышленном производстве — вместо масла стали производиться пушки.

Не пора ли поработать с методологией доходов?

После внесения Росстатом новых красок в описание российской промышленности ему остается совсем немного: «подкрутить» методологию оценки поведения населения, а то несерьезно получается — экономика растет, а потребление населения падает.

Хотя на графике прекрасно виден январский всплеск потребительских расходов, ни у кого нет сомнений в том, что природа его — единоразовая доплата пенсионерам, которая, как пришла, так и ушла ... в магазин.

На том же графике видна тенденция слабого роста реальной зарплаты, но, на мой взгляд, этот рост отражает не оживление экономики — чтобы не было сомнений в том, как он выглядит, посмотрите на динамику реальной зарплаты и потребления населения в 2009-2011 гг., — а быстрое снижение инфляции. Я с большим уважением отношусь к статистике и к умению Росстата творчески использовать методологические ухищрения, но ... экономического роста без роста доходов и потребления населения не бывает.

Президенту все доложено правильно! А, как оно на самом деле — не важно...

А с доходами, или точнее — с личностным восприятием уровня доходов и уверенности в их стабильности, у россиян, действительно, дела складываются неважно. В декабре количество новых выданных ипотечных кредитов оказалось на 32% больше, чем в ноябре, при том, что в 2014-2015 гг. этот показатель был не уровне 45-50%.

Я говорил об этом в прошлом выпуске и считаю нужным повторить — решение правительства прекратить программу субсидирования процентной ставки по ипотеке является большой ошибкой и может преподнести неприятные сюрпризы и девелоперам, и правительству. А самое главное — заставит Росстат искать новые методологические хитрости.

Посмотрите, объемы строительных работ продолжают снижаться, и даже в традиционный пиковый сезон, в декабре, последовал провал. В прошлом выпуске я говорил о неожиданном 5%-ном падении продаж новых автомобилей в январе, теперь, после выхода данных за декабрь, можно уверенно говорить о том, что нынешние условия — процентная ставка при текущем уровне инфляции — не вызывают большого интереса у тех, кто хочет улучшить свои жилищные условия.

Об этом же говорит и то искусство, с которым Герман Греф на встрече с президентом уходил (дважды!) от прямого вопроса об условиях ипотечного кредитования в сбербанке, в первую очередь, об уровне ставки, сказав лишь, что «сегодня у нас исторически самые низкие ставки».

С одной стороны, Герман Греф сказал правду — в декабре, по данным Банка России, ставка по ипотеке оказалась на 0,02 п. п. (две сотых процентного пункта) ниже, чем в октябре 2011 года — хм... т.е. при президенте Медведеве народу жилось лучше ..., но резкое снижение ставки случилось лишь в последние два месяца года. С другой стороны, увертливость президента Сбербанка от прямого вопроса мне тоже понятна — не думаю, что президент обрадовался бы, скажи Г. Греф, что банк выдает кредиты под 11,5% при инфляции в 6%.

Впрочем, российские заемщики давно нашли «противоядие» против такой жлобской позиции банков — доля кредитов, отправляемых на рефинансирование ранее полученных, упорно держится на уровне 60%, что внятно говорит о том, что рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше.

Призрак бродит по России, призрак сделки ...

Оперативная информация Банка России об итогах января примечательна двумя моментами. Во-первых, в этом месяце резко, в 1,4 раза, вырос объем кредитов, предоставленных российской банковской системой банкам нерезидентам. При этом весь прирост пришелся на валютные кредиты, которые продемонстрировали невероятный рост. А в абсолютном выражении прирост таких кредитов составил примерно 770 млрд. рублей. Вам это ничего не напоминает? А мне — напоминает, сумму, полученную бюджетом от сделки по продаже акций «Роснефти», крайне запутанно структурированной и не до конца прозрачной. Хочется верить, что я ошибаюсь, но ....

Банк России считает, что кредитов в России много...

Второй момент, на который я хочу обратить внимание, касается спроса на кредиты в российской экономике. Я касался этого сюжета в прошлом выпуске, когда говорил о неразумной, с моей точки зрения, процентной политике Банка России и, в том числе, обращал внимание на фразу, содержавшуюся в пресс-релизе, выпущенном в связи с заседанием Совета директоров, на котором ставка была оставлена на текущем, крайне высоком уровне (10%) — «Положительные реальные процентные ставки будут поддерживаться на уровне, который обеспечит спрос на кредит, не приводящий к повышению инфляционного давления, а также сохранит стимулы к сбережениям».

В том, что касается «стимулов к сбережениям», то здесь все обстоит нормально — на графике хорошо видно, что на протяжении всего прошлого года, когда инфляция уверенно шла вниз, совокупные рублевые депозиты в экономике (населения и компаний), уверенно росли в реальном выражении (дефлированые индексом потребительских цен). Все нормально обстоит и с инфляционными ожиданиями — по крайней мере, если верить тем данным, которые публикует Банк России, — да и инфляция устойчиво идет вниз. А вот кредиты в реальном выражении ... сократились за год на 15%. И, судя по всему, Банк России не собирается на этом останавливаться.

Знаете, такое кредитное сжатие любой экономике пережить крайне тяжело.

Сергей Алексашенко, экономист

27 февраля 2017

Подробнее читайте на сайте Открытая Россия

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Февраль 2017 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 28        
Новости в стране

22 марта 2017
С россиян начали взыскивать налоги за долги

21 марта 2017
Список самых состоятельных россиян по версии Forbes возглавил Леонид Михельсон

15 марта 2017
Создание мемориала на месте убийства Бориса Немцова поддерживает четверть россиян

15 марта 2017
Половина россиян признали судей продажными

15 марта 2017
Более четверти россиян прошли через тюрьмы

15 марта 2017
Почему в России не получаются реформы - конференция ВЦИОМ

15 марта 2017
В Совфеде поддержали отмену налогов для подсанкционных друзей Путина

15 марта 2017
Голодец рассказала об уникальных чертах бедности в России

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков