Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

В.Рыжков: Надо обязательно наблюдать за выборами. Памфилова Памфиловой, но береженого бог бережет

Владимир Рыжков в передаче "Особое мнение" рассказал, как ведет избирательную кампанию в родном Алтайском крае, какие гразные технологии против него применяются: "Я рассчитываю на победу. Я избирался в Барнауле 5 раз, и ни одни мои выборы не были легкой прогулкой с зонтиком под солнцем. Выборы – это всегда жесткая, тяжелая борьба. Я требую только одного – равных условий. Всё! И дальше пусть люди решают. Кто будет представлять Барнаул в Государственной Думе, это решать людям, а не администрации края и не Краевой избирательной комиссии, которая ее покрывает".

Д.Пещикова
― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», я – Дарья Пещикова, и со своим особым мнением в этой студии сегодня политик, кандидат в депутаты Государственной Думы Владимир Рыжков. Здравствуйте, Владимир.

В.Рыжков
― Добрый вечер.

Д.Пещикова
― Из вашего региона, с Алтая приходят интересные, наверное, радостные для вас новости. Возбуждено уголовное дело о клевете за распространение газеты с информацией, направленной против вас. Что получается, за вас власти вступились? Чувствуете какую-то поддержку?

В.Рыжков
― Ну, причем тут власти?

Д.Пещикова
― Правоохранители.

В.Рыжков
― Неизвестные ночью по моему родному Барнаулу разбросали газету, где утверждается, что я торгую родиной, что я разорил все заводы Алтайского края. Вот, буквально все. Сам лично. Вот, ездил по ночам и разорял.

Что я стою за аферой «Изумрудная страна», которая разорила более 150 сельхозпредприятий Алтайского края. И ко всему этому я не имел и не имею никакого отношения. Поэтому вот эти 4 полосы этой газетенки грязной – это просто, вот, от заголовка кончая последней запятой и точкой, это всё сплошная клевета и ложь. Естественно, что когда это произошло, я обратился в правоохранительные органы, несколько раз ходил на допросы, давал показания. И экспертиза установила (я вот буквально несколько дней назад в Барнауле подписал акт экспертизы в полиции), экспертиза, сама милицейская экспертиза установила, что это клевета и это распространение порочащей меня информации, не соответствующей действительности.

Поэтому полиция Алтайского края в строгом соответствии с законом возбудила уголовное дело. Сейчас проводится экспертиза, ищется типография, где это было отпечатано, ищутся исполнители. Так что причем тут власть? В отношении меня…

Д.Пещикова
― Ну смотрите: если уголовное дело появилось, значит, стараются, чтобы честно прошли выборы, чтобы кампания была честной.

В.Рыжков
― Ну, я полагаю, что если бы такая газета была распространена в адрес единоросса или справедливоросса, результат был бы тот же самый. Потому что, ну, худо-бедно, но законы у нас какие-то работают в стране. Поэтому в данном случае я никакой радости не испытываю, потому что я бы лучше это время потратил на встречи с избирателями, а не сидеть на допросах в полиции и не читать эти все многостраничные экспертизы. Поэтому радости у меня никакой нет. Я просто надеюсь, что те люди, которые распространяют про меня ложь, которые распространяют про меня клевету, они будут выявлены и наказаны в соответствии с законом. Я не кровожадный. Пусть им дадут условно, пусть их пожурят. Но для меня важно, чтобы это произошло.

Вообще, к сожалению, я должен сказать, Даш, что кампания в моем барнаульском избирательном округе в этом году самая грязная в стране. То есть против меня ополчилась краевая власть, и дело не только в этой газете, которая была роздана. Против меня созданы были фейковые аккаунты в Facebook, «ВКонтакте», в Twitter’е. Полная копия моего сайта персонального.

Д.Пещикова
― Ну, я читала, что там тоже проверка идет по этому делу.

В.Рыжков
― Конечно. Я обратился и в суд, я обратился в Роскомнадзор. Большинство из этих ресурсов уже Роскомнадзором заблокировано. Я вынужден просто отвлекать… Мне совершенно не доставляет никакого удовольствия. Я бы хотел, чтобы…

Вообще Алтайский край, вот, до того, как нынешняя власть пришла, никогда не вел грязных кампаний и никогда не отмечался в фальсификациях. Вот в этот раз просто, к сожалению, в Алтайском крае самая грязная кампания в стране. Но это не моя…

Д.Пещикова
― Все усилия против вас направлены?

В.Рыжков
― Все усилия против меня, да. То есть все усилия краевой власти и местной «Единой России», всё против меня. То есть просто как взбесились люди. То есть люди… Я продвигаю позитивную повестку дня о проблемах Алтайского края, как их решать. Мы с партией «Яблоко» выдвинули программу, опубликовали и презентовали по выводу Алтайского края из кризиса. Вместо этого мои оппоненты вместо того, чтобы вести нормальную, цивилизованную избирательную кампанию, просто льют на меня клевету, льют на меня грязь. Используется чудовищный административный ресурс.

Ну, один только пример приведу. В городе Барнауле партия «Яблоко» не смогла повесить ни одного баннера. Вот, по-моему, это единственное место в стране, где все частные компании дружно отказались вешать баннер «Яблока».

Д.Пещикова
― Но вы же, вроде, на это жаловались? Даже Памфиловой. Она обещала приехать.

В.Рыжков― Жаловались. Было 2 комиссии уже из Центризбиркома. Дали замечания главе Избирательной комиссии Алтайского края. Бесполезно. Сначала дали всего 5 баннеров при том, что у моего оппонента, наверное, штук 100 висит по городу. То есть куда ни плюнь, везде мой оппонент. На всех трамваях, на всех киосках, во всех магазинах. В моем родном Алтайском госуниверситете, хотя это запрещено законом, висят его листовки на всех этажах, понимаете? Везде – в школах, в больницах, в аптеках – висит мой оппонент. Но Рыжкову и «Яблоку» нельзя повесить в городе Барнауле ни одного баннера. То есть даже вмешательство дважды Центризбиркома ничего не меняет. Ведется грязная кампания, дикий совершенно административный ресурс и, вот, завтра в 12 я опять вынужден тратить время, идти в Центризбирком. Завтра будет заседание Центризбиркома в 12, где будет рассматриваться жалоба в том числе и моя. То есть просто совершенно охамевшая, оборзевшая власть Алтайского края плюет на закон, плюет на Центризбирком, плюет на установку на честные конкурентные выборы и проводит против меня кампанию вообще без всяких правил. Я это называю «Хиросима». То есть кампания против меня – это кампания «Бои без правил» абсолютно.
Мне даже колесо прокололи. Я приехал в свой родной город Горняк, где я провел всё детство (это Локтевский район), где моя родная северная средняя школа, где мой родной детский сад, мой родной ДК Островского, где я знаю каждый пенек, каждую кочку, каждый поворот. И ночью в одном месте четырьмя болтами ржавыми прокололи мне шину.

Д.Пещикова
― Ну и причем так, чтобы спустило не сразу. Да, я слышала об этом.

В.Рыжков
― Причем, да, причем была опасность в чем? Хорошо, что мы заметили, потому что мы в то утро переезжали в Старолейку – это соседний Третьяковский район. И пробили так, что колесо спускало понемногу. То есть если бы на трассе, там, на скорости это случилось, то могла бы быть авария. Естественно, и в этом случае я написал заявление в полицию, и сейчас идет расследование.

Ну, то есть просто я обращаюсь и Александру Богдановичу Карлину, губернатору Алтайского края, и к Ирине Леонидовне Акимовой, главе Краевой избирательной комиссии. Ну, хватит уже. Осталось 10 дней. Угомонитесь, наконец! Наконец начинайте соблюдать законы. Что вы против Рыжкова устроили, как я говорю, вот эту «Хиросиму»? Зачем? Кому это надо?

Д.Пещикова
― Понятно, что вам трудно и тяжело. Но! В принципе, как на эту ситуацию еще можно посмотреть? Если такая кампания против вас идет, значит, наверное, боятся и полагают, что у вас будут хорошие результаты.

В.Рыжков
― Боятся страшно. Конечно! Мы провели опрос – я лидирую, я выигрываю свой избирательный округ. И я как раз объясняю вот эту беспрецедентную кампанию очернения, беспрецедентную кампанию по… Там сейчас всё уже, во все тяжкие они пустились. Делают списки педагогов на привод обязательный в день голосования, массовое (то, о чем вчера Памфилова говорила), массовое взятие целыми коллективами открепительных талонов, инструктирование старших по дому, ТСЖ и управляющих компаний. Мы клеим листовки «Яблока» — их тут же ходят, срывают.

То есть именно потому, что я выигрываю эти выборы, именно поэтому против меня ведется вот такая, абсолютно безбашенная, отвязная и противозаконная кампания.

Д.Пещикова
― Вы Памфилову уже упомянули. Я уже ее упомянула. Кстати, к ее заявлениям. Она как раз предупредила, что возможно очень активное применение административного ресурса и предостерегла всех от этого.

В.Рыжков
― Ну, я лично считаю, что пора уже меры принимать.

Д.Пещикова
― Вот.

В.Рыжков
― Вот, она уже сняла 4-х глав Областных комиссий. Я считаю, что по Алтаю… Ну, 2 раза уже предупредили. Ну, что еще нужно делать для того, чтобы уже какие-то дисциплинарные решения принимать по Алтайскому краю и по Краевой избирательной комиссии? Я считаю, уже пора действовать. Ну, я не могу указывать Центризбиркому, что им делать – я просто констатирую, что баннеров нет, кампания очернения продолжается, административный ресурс работает разнузданно и в полном масштабе, нам чинят всяческие препятствия, ко мне на встречи засылают уголовного вида пьяных провокаторов, а милиция стоит рядом и их охраняет. Ну, то есть просто как в лихие нулевые, когда это всё было при Суркове, когда вот эта вся вакханалия была. Вот, в Алтайском крае как будто бы время остановилось. Вот, всё худшее, что мы видели в 2000-е годы с точки зрения подготовки массовых фальсификаций, административного ресурса, очернения оппонентов, вот, в моем, к сожалению, округе и в Алтайском крае это всё цветет, к сожалению, пышным цветом.

Д.Пещикова
― Сейчас сделаем небольшой перерыв. Я напомню, что это особое мнение политика Владимира Рыжкова.

РЕКЛАМА

Д.Пещикова
― Продолжается программа «Особое мнение», я – Дарья Пещикова, и у меня в гостях со своим особым мнением политик Владимир Рыжков. Владимир, вот, когда глава ЦИК Элла Памфилова говорит, что у нас, действительно, есть опасность, что будет и уже используется административный ресурс активно и предупреждает чиновников, что за это есть уголовная ответственность, это какой-то сигнал или это ее личная позиция и ничего не поменяется?

В.Рыжков
― Ну, важно, чтобы за этим что-то следовало, потому что а Васька слушает да ест. Ведь, они же как? Они же всё хитро делают. Вот, мой оппонент, вице-губернатор – сын друга губернатора. В рабочее время на рабочем служебном автомобиле с водителем, автобусами в райцентры свозил педагогов, врачей, работников социальной сферы. Всё это называлось «рабочие совещания». Но интересно то, что все эти рабочие совещания проводились им только в Барнаульском избирательном округе. А другие 3⁄4 края этими рабочими совещаниями было не охвачено.

Я пишу жалобу, что как же так, в рабочее время за государственный счет при организации районных администраций в районах, на государственных автобусах работники бюджетной сферы свозились к кандидату, зарегистрированному от «Единой России» и под видом рабочих совещаний шла агитация. Более того, в некоторых газетах нерадивые редактора так и писали. А он еще, кстати, кандидат и с портретом, и на полосу описание этих встреч, и вот он кандидат. То есть прямые все признаки есть, что человек под видом рабочих совещаний проводит агитацию.

Пишу жалобу в краевую избирательную комиссию – ноль реакции. Оказывается, у него рабочий график, заранее утвержденный. В этом рабочем графике рабочие совещания и так далее. Понимаете?
Баннеры не вешают. Их сначала повесили всего 5 штук на большой город. Потом ночью их неизвестные (опять неизвестные в кавычках) сняли все. Мы снова заказываем. Компания берет деньги на развешивание хотя бы 5-ти баннеров. Они висят один день, после этого первый вице-мэр города Барнаула звонит частнику, который владеет компаний рекламной. нам возвращают деньги и неустойку, снимают баннеры.

Д.Пещикова
― А вы знаете точно, что был такой звонок?

В.Рыжков
― Ну, конечно. Нам люди сами говорят, что «нам звонят». Я приезжаю в Усть-Пристань, мне говорят предприниматели, что нам звонили фсбшники из города Рубцовска «Вы не проводите встречу с Рыжковым, потому что он американский шпион». Я написал Бортникову, директору ФСБ письмо, что как так? Что это такое? ФСБ из Рубцовска звонит в район сельский, несет вот такую чушь, оказывает давление на людей. Это вообще нарушение закона о ФСБ.

Я приезжаю в сельский клуб одной небольшой деревни, мне говорят: «Нам звонили из ФСБ и говорили «Вы не проводите встречу». Это что такое вообще?

И так сплошь и рядом. Администрации в открытую ведут избирательные кампании моего оппонента-единоросса. Фсбшники открыто звонят людям, угрожают.

Д.Пещикова
― То есть все эти установки на честную чистую кампанию – профанация в итоге?

В.Рыжков
― Я приезжаю в райцентр Быстрый Исток – мне отказывают в зале, дают другой зал. Приезжаю еще в один райцентр Петропавловка – дверь закрыта.

Д.Пещикова
― Ну, ситуации похожие и понятные.

В.Рыжков
― Забыл прийти директор клуба. Звоним – приходит с испуганным лицом директор клуба (ДК, районного Дома культуры). «А как же дела? Вот же заявка, всё согласовано» — «Ой, извините, я вот тут закрутился». И так на каждом шагу. На каждом шагу по мелочи или по крупному. Страх, запугивание, принуждение, административный ресурс, препятствие оппозиции вести выборы.

Поэтому в данном случае…

Д.Пещикова
― Так это проблема региона или вообще?

В.Рыжков
― Ну, Памфилова называет 5 или 6 регионов. Она еще называет Санкт-Петербург, кстати говоря, называет Самарскую область, Марий Эл, по-моему (я боюсь ошибиться). И как всегда на первом месте мой родной Алтайский край.

Поэтому в данном случае, как мне кажется, что если у вас есть уже огромный массив информации, у Центризбиркома о нарушениях закона, о необъективности избирательной комиссии, о препятствиях оппозиции, ну, надо принимать уже какие-то меры.

Д.Пещикова
― Ну а что может сделать Центризбирком?

В.Рыжков
― Снять главу комиссии, например. Это в полномочиях главы Центральной избирательной комиссии.

Д.Пещикова
― И это поможет?

В.Рыжков
― Поможет, конечно. Потому что это будет сигнал всей элите, что, ребята, вы не балуйтесь. Вчера Памфилова сказала, она вчера открыто сказала про открепительные талоны. Она вчера открыто сказала про директоров предприятий, которые заставляют своих работников голосовать. Мне уже на Алтае рассказывали, что уже заставляют бюджетников прийти, проголосовать за кого надо, сфотографировать бюллетень, где галочка стоит в нужном месте, и показать директору.

Д.Пещикова
― То есть к Памфиловой в целом у вас претензий нет? Она старается? Делает, что может?

В.Рыжков
― Она старается, но надо больше жесткости. Потому что если уж делать честные выборы, то либо вы делаете честные выборы, либо вы не делаете честные выборы. Поэтому я завтра пойдут на Центризбирком, опять все эти факты приведу и буду просить, требовать, настаивать, что пора уже какие-то меры принимать.

Памфилова сказала, что «Будем сажать». Ну, давайте сажать. У нас в Барнауле в 2012 году круизное голосование, тысяча студентов. Голосовали по 10 раз за тех, кто не пришел на выборы. Мы зафиксировали все эти машины, заявления в полицию. До 6 утра в двух районах – Ленинский и Индустриальный – перерисовывали протоколы. Установлены факты несоответствия первичных протоколов участковых комиссий и того, что было введено в ГАС «Выборы». Но тогда еще был Чуров.

То есть, в принципе, там человек 100 могло уже сесть уже в 2012 году в Барнауле. Сейчас те же самые технологи (я даже фамилии их знаю), те же самые технологи, которые устраивали…
Д.Пещикова
― Делают то же самое.

В.Рыжков
― ...устраивали круизное голосование в Барнауле, опять работают в Барнауле. Я написал Памфиловой: «Дорогая Элла Александровна…»

Д.Пещикова
― Ну вот вам вопрос от слушательницы нашей вдогонку: «А на что вы рассчитывали? На что-то другое?»

В.Рыжков
― Я рассчитываю на победу. Я избирался в Барнауле 5 раз, и ни одни мои выборы не были легкой прогулкой с зонтиком под солнцем. Выборы – это всегда жесткая, тяжелая борьба. Я требую только одного – равных условий. Всё! И дальше пусть люди решают. Если люди доверят мне, я буду их представлять в Государственной Думе. Если доверят кому-то из моих оппонентов… Кстати, многих из них я уважаю, прекрасные люди. Я не говорю о моем основном сопернике, но там есть очень достойные кандидаты. Ну, вы создайте нормальные, равные условия и пусть люди решают. В конце концов, кто будет представлять Барнаул в Государственной Думе, это решать людям, а не администрации края и не Краевой избирательной комиссии, которая ее покрывает.

Д.Пещикова
― Давайте о думских выборах в другом разрезе, в другом аспекте. Верховная Рада Украины тут обратилась к парламентам других государств с требованием не отправлять своих наблюдателей в Россию на выборы думские и, соответственно, в итоге не признавать результаты голосования. Всё из-за Крыма. Вы думаете, как-то прислушаются к украинским депутатам?

В.Рыжков
― Я думаю, это разные вещи, потому что Крым – да, это проблема, это надо признать. Потому что Крым на сегодня не признан, присоединение Крыма на сегодня не признано официально ни одной страной мира. Это реально проблема, да? Но отказаться от наблюдения вообще во всей России – это вместе с волосами отрубить голову, понимаете? Ну, кому будет лучше от этого? Ну, кому будет лучше?

То есть если… Вот, моя позиция такая, что чем больше наблюдателей, тем лучше. Вот, я, например, сейчас у себя в округе готовлю сотни наблюдателей, потому что я хочу дать бой фальсификаторам и всех посадить, кто будет вбрасывать, дорисовывать, кто будет заставлять свои коллективы фотографировать на мобильный телефон там, где стоит галочка. То есть я считаю, что это вопрос борьбы за честные выборы.

Д.Пещикова
― Но здесь, ведь, какая вещь получается? Если признают результаты…

В.Рыжков
― И поэтому я понимаю позицию Украины по Крыму. Я понимаю эту позицию. Но я не считаю, что наблюдателям того же ОБСЕ не надо ехать в Россию. Чем больше…

Д.Пещикова
― А Крым?

В.Рыжков
― Пусть сами решают. Я думаю, что в Крым они и так не поедут, потому что есть позиция Европы, что это незаконное присоединение.

Но причем тут остальная Россия? Вот, еще раз повторю, моя позиция: чем больше контроля, чем больше наблюдателей, тем оно лучше.

Д.Пещикова
― Ну, это по наблюдателям. А по итогам голосования? Если страна признает результаты этого голосования, которое проходило в том числе в Крыму, то фактически…

В.Рыжков
― Я думаю, будет сделана просто оговорка, потому что нельзя всё в одну кучу мешать. То есть по России будет доклад, и я думаю, что будет отдельная глава или какая-то оговорка, или какая-то правовая позиция отдельно по Крыму. Ну, что я буду решать за ОБСЕ? Это, в конце концов, вообще не мой вопрос. Я, честно говоря, даже не знаю, какие у них там регламенты, правила и так далее. Поэтому я думаю, там просто…

Д.Пещикова
― Просто внешнеполитически получается довольно сложная коллизия.

В.Рыжков
― Сложная коллизия, конечно, потому что Россия уже по Конституции присоединила Крым, а другие страны этого не признают. Коллизия есть. Но это не относится в целом к выборам, потому что в целом-то выборы будут… Крым – это один из субъектов, там 2 миллиона избирателей. А всего у нас 100 миллионов избирателей. Каким образом это может отразиться на наблюдении за остальными 100 миллионами избирателей? Я не понимаю. Так что здесь просто это позиция Киева. Ну, они имеют право свою позицию выражать. Но причем здесь выборы в России и ОБСЕ, где мы подчиняемся определенным правилам?

Д.Пещикова
― Ну, Украина всегда ищет повод как-то поднять крымский вопрос, и здесь снова.

В.Рыжков
― Да-да-да. В данном случае они просто поднимают крымский вопрос вот под этим углом.

Д.Пещикова
― А как вы бы решили крымский вопрос?

В.Рыжков
― Ну, в программе «Яблока» есть ответ на это, и это моя личная позиция, что я считаю, что мы нарушили международное право. Потому что Договор о дружбе действует, где мы признаем Крым украинским. Договор о границе действует, где мы признаем Крым украинским. Все договоры в рамках СНГ и ООН действуют. Поэтому вообще непонятно, как мы?..

У нас сейчас 2 правовых пространства: у нас есть Конституция, где всё решено и присоединено, и есть международное право, где ничего не присоединено, и ничего не узаконено. Понимаете? Поэтому в программе «Яблока», на мой взгляд, очень разумная вещь содержится, что надо признать, что проблема есть, правовая международная проблема, и решать ее вместе с Украиной и международным сообществом. Как решать – через конференцию, через Нормандскую четверку, через семерку, десятку – это второй вопрос. Проведение повторного референдума – это всё можно обсуждать.
Д.Пещикова
― Владимир, сейчас небольшой перерыв надо сделать.

В.Рыжков
― Но «Яблоко» не предлагает никаких радикальных решений. «Яблоко» предлагает искать цивилизованное решение этой проблемы.

Д.Пещикова
― Здесь еще один небольшой перерыв делаем. Это особое мнение политика Владимира Рыжкова.

НОВОСТИ

Д.Пещикова
― Продолжаем программу «Особое мнение». Я напомню, что в этой студии со своим особым мнением политик Владимир Рыжков. Владимир, как вы думаете, каковы перспективы протеста кубанских фермеров? Вот, их представители сейчас в Москве находятся, пытаются с Владимиром Путиным встретиться – для них это последняя надежда. Пока не получается.

В.Рыжков
― Системная проблема. Она не только Кубани касается. Ну, Кубань – это особый разговор. Есть конфликт интересов: министр сельского хозяйства Ткачев, у него брат родной, семья Ткачевых занимается крупным агробизнесом. Это известно, это миллиардный агробизнес. Таким образом первое, что мы видим, это классическая для России история – конфликт интересов, когда семейный бизнес, власть, всё сращено и это вот то, что называется «конфликт интересов». Да? То есть, в принципе, по закону люди, которые имеют бизнес в этой сфере, не могут регулировать эту сферу. И Кубань в этом смысле вообще очень жесткий регион, потому что регион с высочайшей урожайностью, регион с очень благоприятными климатическими условиями, где земля очень дорогая, где прибыли от сельского хозяйства очень высокие, поэтому там каждый квадратный метр земли буквально на вес золота.

Второе. Системная проблема заключается в чем? Сельское хозяйство в России сегодня состоит из трех сегментов. Первое – это крупные агрохолдинги, которые стремятся к экспансии. Для этого им нужна земля. Второе – это мелкие фермеры, мелкие и средние фермеры, которые конкурируют с крупными агрохолдингами. И третье – это еще сохранившиеся коллективные хозяйства, это бывшие колхозы-совхозы. Кстати, очень нормальная форма, вполне конкурентоспособная. И я вот сейчас по своему родному Алтайскому краю, по селу проехал. Там, где сохранились СПК, сельхозкооперативы, там и социальная сфера села лучше выглядит, и школа лучше выглядит, и само село выглядит, потому что вот эти коллективные хозяйства – они не только занимаются производством, они еще помогают родному селу и дают рабочие места, и поддерживают социальную сферу.

Д.Пещикова
― А на Алтае агрохолдинги крупные не давят две другие группы?

В.Рыжков
― Есть! Вот, об этом и говорю. Вот, например, привожу пример. Калманский район Алтайского края (это часть моего округа), рядом находится Черемновский сахарный завод. Сахарному заводу нужно сырье, а именно сахарная свекла. Для того, чтобы выращивать сахарную свеклу, нужны поля. Чтобы получить поля, они начинают скупать (хозяева – москвичи), они начинают скупать паи у бывших колхозников и работников совхоза. И постепенно сокращают… То есть, вот, у кого есть пай, он может пай передать либо фермеру местному, который там Иван Иванович из своей деревни, либо агрохолдингу. Агрохолдинг, допустим, дает более высокую цену, люди отдают землю ему, фермер теряет землю. Поэтому получается, что небольшие и средние фермеры… Как шагреневая кожа: у них сокращается площадь земли, они начинают умирать и разорятся. Агрохолдинги разрастаются.

Агрохолдинги очень часто московские или, там, новосибирские. Им плевать на социальную сферу, допустим, деревни Шилово, где мне про это рассказывали, Калманского района. Они просто выкачивают прибыль из земли, а фермер местный и мелкий – он и дорогу зимой почистит, потому что больше некому (у Сельсовета денег нет), он водокачку поставит, он электричество отремонтирует, он в своей мастерской людям технику отремонтирует.

Поэтому получается, что латифундисты, крупные агрохолдинги буквально начинают пожирать малых и средних фермеров, на которых в значительной степени держится жизнь в селе и социальная сфера в селе.

Д.Пещикова
― А Алтайские фермеры не протестуют?

В.Рыжков
― Протестуют! И люди протестуют! И они мне прямо об этом говорят. То есть там та же самая ситуация, как в Краснодарском крае. И поэтому когда Кубанские фермеры обращаются к президенту, они абсолютно правы, потому что дело не в том, что они к барину обращаются, а дело в том, что это системный вопрос. Должна быть политика государства, которая сбалансирует интересы вот этих трех производителей.

Да, я не возражаю, пусть будут крупные агрохолдинги. Но не должно быть так, что крупные агрохолдинги, которым плевать на село, на его жителей, на социальную сферу села, захватят всю страну. Да, они будут выращивать много пшеницы, они произведут какое-то немеряное количество свинины и курятины, и завалят нас куриными яйцами – это всё прекрасно. Но что делать с теми миллионами людей, которые живут в селе и которые потеряют работу, которые потеряют возможность для нормальной жизни?

Поэтому это чисто вопрос президента, Государственной Думы и правительства найти баланс между крупными агрохолдингами раз, коллективными хозяйствами два и малыми и средними фермерами три. Потому что если мы сгоним всех фермеров с земли и поделим всю страну между крупными агрохолдингами, да еще в конфликте интересов, когда, допустим, предположим, министр сельского хозяйства симпатизирует какому-то агрохолдингу, потому что его главой случайно является его родной брат, то мы просто породим гигантскую социальную проблему. Мы породим гигантские конфликты в обществе.

Д.Пещикова
― Ну, подождите. То есть вы разделяете позицию «Бояре плохие, царь хороший». Путин не в курсе.

В.Рыжков
― Я не знаю, в какой степени Путин компетентен конкретно в этом вопросе, я не могу судить об этом. Я просто как политик и как гражданин говорю, что это вопрос федеральной политики, это вопрос президента однозначно! Потому что по Конституции он определяет основные направления не только внешней, но и внутренней политики. Это вопрос Медведева, понимаете?

Д.Пещикова― Для понимания.
В.Рыжков
― Да?

Д.Пещикова
― Вот, люди, которые протестуют, они к нам приходили и рассказывали, что они уже неоднократно писали обращения к президенту, передавали их через администрацию. При этом накануне Дмитрий Песков сказал, что никаких обращений пока не было. И, вот, они удивляются, как же потеряли их обращение?

В.Рыжков
― Во-первых, не могли потерять, потому что в администрации президента (я сам довольно часто обращаюсь, когда ко мне обращаются жители Алтая по каким-то крупным, системным вопросам), я сам обращаюсь в администрацию президента, к президенту, и получаю ответы всегда. То есть с точки зрения бюрократии машина работает. Поэтому не знаю там, Песков, кто ему чего доложил, но если они бумагу подали, она есть, она зафиксирована в экспедиции. Это раз.

Д.Пещикова
― Так, может, это просто такая отговорка?

В.Рыжков
― Может быть, отговорка. Во-вторых, Даш, поймите. Это всё не шутки. Понимаете? Можно трепаться, о чем угодно. Это судьба миллионов людей. Это судьба тысяч российских сел. Это судьба тысяч…

Д.Пещикова
― Но эти люди на вас не уповают – они верят в президента, верят в государственную политику, в курс властей. Это не ваш электорат, вы понимаете это?

В.Рыжков
― Вот, еще раз. Хорошо, что мы обсуждаем сейчас в прямом эфире эту тему, потому что эта тема волнует миллионы людей, без преувеличения. И поэтому, да, это вопрос президента, это вопрос премьер-министра, это вопрос министра сельского хозяйства, это вопрос Государственной Думы. Это вопрос государственной политики в аграрной сфере, это вопрос государственной политики в социальной сфере села. Это не шутки, Даша. Это не шутки.

Поэтому я, вот, очень сейчас хорошо знаю эту тему, потому что у меня Барнаульский округ, 40% город Барнаул, а 60% — это 19 сельских районов Алтайского края. Я эту тему слышу постоянно. Постоянно слышу тему земли. Земельная тема вообще в России не урегулирована, там царит хаос, там царит мафия, там вообще черт разберет. Все эти паи толком не описаны, земля не разграничена, собственность не защищена. Там просто мафиозный хаос творится. И это земля России, это крупнейшая пашня мира, на минуточку.

И, действительно, это вопрос президента, безусловно. Он должен просто… Ну, я же не могу за президента решать и делать его работу. Президент должен собрать…

Д.Пещикова
― Само собой. Я просто не понимаю…

В.Рыжков
― Президент должен собрать правительство, парламент (обе палаты), сказать: «Ребята, у нас проблема с землей. У нас проблема с балансом вот этих трех видов производителей – крупных агрохолдингов, коллективных хозяйств и фермеров. У нас проблема гигантская с социальной сферой села, которая разрушена. У нас гигантская проблема с сельскими школами, больницами, дорогами, водопроводом, канализацией, освещением, оградками на кладбищах». Всё в руинах, понимаете? И правильно они обращаются к президенту. Но…

Д.Пещикова
― Хорошо, обращаются они к нему. Но объясните (я вот не понимаю всё равно): если президент всего того, что вы сейчас перечислили, не делает, почему они по-прежнему его поддерживают? Почему они?..

В.Рыжков
― А к кому им обращаться? А к кому им обращаться? Если они идут к губернатору, он их посылает.

Д.Пещикова
― Сейчас выборы – они могут изменить курс.

В.Рыжков
― Если они идут к министру сельского хозяйства, он их не слышит. Если Государственная Дума, спят 4 фракции 5 лет, храпят каждый на свой лад (но спят), понимаете? Ну, к кому им еще обращаться? Они обращаются к гаранту Конституции. Они говорят: «Гарант Конституции, в Конституции написано, что частная собственность защищена. В Конституции написано, что в России все равны перед законом. В Конституции написано, что цель государства общее благо, то есть благо народа? А почему нас выбрасывают с нашей земли? А почему лишают наши семьи пропитания?»

Д.Пещикова
― Так если человек задается таким вопросом, наверное, он должен подумать еще, за кого ему в следующий раз голосовать?

В.Рыжков
― Ну, естественно, я… Вот, я считаю, что, конечно, если они проголосуют опять за ту же самую «Единую Россию», которая, собственно говоря, и рулит в Краснодарском крае, и эта же самая «Единая Россия» рулит в Алтайском крае, где людей сгоняют с земли, где сельская социальная жизнь разрушена, где по афере «Изумрудная страна» взяли кредиты 20 миллиардов, разорили 150 хозяйств, закрыли десятки заводов, сотни тысяч гектар заросли бурьяном брошенной земли и всё это сейчас на балансе Россельхозбанка. И никто ничего не делает. И люди остались без работы.

Вот, я был в село Ивановка, Курьинский район. Километры вокруг бурьян! Краснощёковский район – десятки километров брошенных полей. (НЕРАЗБОРЧИВО) – 5 маслосырзаводов разрушено. Это всё в последние годы.

В Усть-Калманке в прошлом году разрезали импортную мельницу, продали на металлолом. И это происходит здесь и сейчас.

Д.Пещикова
― И давно. Но президент ничего не делает.

В.Рыжков
― Опять-таки, президент должен…

Д.Пещикова
― Должен собрать и сказать: «Ребята».

В.Рыжков
― Определить принципы государственной политики, отработать вместе с правительством, Минсельхозом и Государственной Думой эти принципы и соблюсти баланс, еще раз повторю, сельской социальной сферы, крупных агрохолдингов, коллективных хозяйств, которые остались, бывшие совхозы и колхозы, и фермерство, которое у нас в принципе мощное, хорошее, активное фермерство, которое по-прежнему ремонтирует дороги, чистит их от снега, освещает улицы. Делают гигантскую социальную работу, потому что государство бросило деревню. Деревня брошена. В сельсоветах нет денег, нет работников, нет электрика, нет тракториста, ни черта там нет! Всё «Единая Россия» забрала у сельсоветов.

Поэтому я еще раз повторяю и обращаюсь к кубанским фермерам, вы правильно ставите вопросы, но вы должны и политически тоже понимать, что если вы поддержите ту же самую власть и ту же самую политику, сгонят, последний клочок земли у вас отберут.

Д.Пещикова
― А как думаете, что с ними должно произойти, чтобы они поняли, что пора приступать к политическому протесту, а не социальному?

В.Рыжков
― Вот сейчас меня послушают и поймут.

Д.Пещикова
― Думаете, прям тут же уже сейчас?

В.Рыжков
― Ну, конечно. Да. Потому что я говорю то, что они говорят. Я говорю то, что я знаю, понимаете? Я не просто так это говорю. Я видел этих фермеров, я знаю эту проблему. Я видел эти поля, засеянные сахарной свеклой. Я знаю, кому принадлежит этот холдинг, и я вижу, что никто ничего не делает.

И я вижу, что глава района конкретного – он связан с этим холдингом, и он им помогает захватывать землю в своем районе. И ему плевать на то, что деревни остаются без помощи и деревни остаются без своих мужиков местных, фермеров, которые помогали решать социальные вопросы.

Насквозь коррумпирована, насквозь всё связано. Холдинги покупают на корню руководителей регионов, руководителей районов. Понимаете? Это всё напоминает какую-нибудь там средневековую Англию с ее огораживаниями, когда крестьян сгоняли с земли. Вот, у нас сейчас происходит такое же огораживание, такой же сгон с земли тех людей, которые там веками живут, тех семей, которые там веками живут и веками обрабатывают эту землю.

Д.Пещикова
― Владимир, нам пора заканчивать.

В.Рыжков
― Да, я хотел сделать важное объявление. Мы говорили в начале программы о том, что надо обязательно наблюдать за выборами. Памфилова Памфиловой, но береженого бог бережет. Поэтому я прошу всех, кто хочет быть наблюдателем от партии «Яблоко». Мы проводим обучение всех записавшихся. Записаться можно на сайте ya18.moscow или по телефону 8-800-505-61-48.

Д.Пещикова
― Всё. Теперь вынуждена вас прервать. Ставим точку.

В.Рыжков
― Голосуйте за «Яблоко» и идите в наблюдатели.

Д.Пещикова
― Спасибо большое. Это было особое мнение политика Владимира Рыжкова.

Эхо Москвы

8 сентября 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Сентябрь 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Новости в стране

22 марта 2017
С россиян начали взыскивать налоги за долги

21 марта 2017
Список самых состоятельных россиян по версии Forbes возглавил Леонид Михельсон

15 марта 2017
Создание мемориала на месте убийства Бориса Немцова поддерживает четверть россиян

15 марта 2017
Половина россиян признали судей продажными

15 марта 2017
Более четверти россиян прошли через тюрьмы

15 марта 2017
Почему в России не получаются реформы - конференция ВЦИОМ

15 марта 2017
В Совфеде поддержали отмену налогов для подсанкционных друзей Путина

15 марта 2017
Голодец рассказала об уникальных чертах бедности в России

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков