Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Тормоз экономического развития во многом заключается в том, что в России очень слабая конкуренция - Олег Вьюгин

Олег Вьюгин - экономические проблемы начались ещё до Крыма - в 2012 году. Потом все только усугубилось. Спад продолжается. Нужны серьезные усилия и изменения, чтобы вывести экономику и доходы населения в рост. Политик Владимир Рыжков и председатель совета директоров МДМ-Банка, бывший замминистра финансов РФ Олег Вьюгин во время Международного экономического форума в Санкт-Петербурге. Интервью

В.Рыжков
― Добрый день! Я Владимир Рыжков, приветствую нашу аудиторию – аудиторию «Эха Москвы» из Санкт-Петербурга из Экспоцентра, где сегодня пару часов назад начался международный экономический форум. И рад приветствовать в нашей выездной питерской студии Олега Вячеславовича Вьюгина, известного российского экономиста, председателя совета директоров «МДМ Банка». Добрый день, Олег Вячеславович.

О.Вьюгин
― Добрый день!

В.Рыжков
― Первый вопрос, который я хотел бы задать, который часто обсуждается и, я думаю, что он будет одним из основных вопросов петербуржского экономического форума – это о том, достигла ли российская экономика дна в наши дни? Можем ли говорить о том, что произошла определенная стабилизация; можем ли мы говорить, что экономика адаптировалась к падению цен на нефть, к снижению доходов бюджета, к санкциям, к контрсанкциям, или пока еще ситуация остается неопределенной?

О.Вьюгин
― Я бы ответил так: временно адаптировалась. Какие риски остаются? Ну, во-первых, сегодня да, действительно, может быть, вздохнули легче, потому что цена на нефть стабилизировалась коло 50 долларов за баррель, и как бы несколько месяцев стояла надежно, соответственно рубль стал стабильней, относительно, конечно. И, соответственно, бюджет исполняет все свои обязательства, что важно, потому что 50 процентов населения страны, их доходы, зависят от бюджета. То есть, так или иначе, они питаются за счет бюджетных денег.

Вот бюджет исполняет свои обязательства за счет того, что, как сегодня министр финансов сказал, где-то до 3-х триллионов рублей из Резервного фонда забирают для финансирования этих обязательств. Это все факторы стабилизации. Но о пять же сказать, что это точно все в порядке, немножко рано, потому что, а вдруг цена на нефть опять упадет до 20 долларов за баррель? Это риск. И это приведет к снижению опять доходов и к дальнейшему сокращению потребления и ВВП.

Привет Цукербергу, или Полезные идиоты из Силиконовой долины
Привет Цукербергу, или Полезные идиоты из Силиконовой долины
Сегодня фейсбук заблокировал меня на 7 дней за публикацию двухлетней давности. Вот она: «Получил…
Блоги
По прежнему открыт вопрос, как бюджет будет корректировать свои обязательства. Как только он начет сокращать свои обязательства, это скажется опять на потреблении и на экономическом росте. Ну, и, соответственно, волатильность рубля, если он растет под влиянием этих факторов, то, конечно, есть риск дальнейшего поиска дна.

Но я сказал о рисках, то есть как оптимист, я надеюсь, что все-таки цена на нефть нашла свое место на сегодняшний день, поэтому рубль — тоже. Ну, и есть еще фактор внешнеполитический. Он может сыграть большую позитивную роль, если на дипломатическом фронте – так, если можно высказаться – будет достигнут прогресс. Тогда может быть определенный сдвиг по притоку инвестиции или по прекращению оттока инвестиций. Это повлияет на рубль, это, может быть укрепление, это будет влиять на экономический рост. То есть вот такого однозначного ответа, как всегда, дать нельзя, но в принципе временная адаптация достигнута. Дальше все зависит от того, как упомянутые мною риски будут развиваться: или они закроются, или они раскроются. 
О.Вьюгин: Я надеюсь, что все-таки цена на нефть нашла свое место на сегодняшний день, поэтому рубль — тоже
QТвитнуть

В.Рыжков― Напоминаю, в студии «Эха Москвы» на Петербуржском экономическом форуме Олег Вьюгин, известный российский экономист.
Вы уже успели пообщаться, видимо, с утра с вашими коллегами из банковского сообщества, из финансового мира, да и постоянно вы с ними общаетесь, работаете. Спрошу так: у них ожидания в горизонте год скорее пессимистические, скорее оптимистические, или на том уровне, который сейчас? Вы знаете, прекрасно, Олег, что в экономике ожидания бывают даже ключевым фактором, не столько даже макроэкономика, сколько ожидания бизнеса и настроения. Какие сейчас настроения?

О.Вьюгин
― Я, наверное, не смогу сыграть роль социологической службы…

В.Рыжков
― В все-таки в вашем кругу друзей, коллег.

О.Вьюгин
― Настроения, я бы так сказал: осторожный оптимизм. И во многом он связан с теми факторами, о которых я сказал, то есть эта временная стабилизация, а, может быть, вообще стабилизация. И все-таки некоторые сигналы о том, что на политическом фронте Россия ищет определенных компромиссов и соглашений.

В.Рыжков
― Сделаю шаг назад. Вы говорили о том, что у нас очень большая зависимость населения от бюджета. Каждый второй россиянин, так или иначе, живет от бюджета или зависит от бюджета. Вы говорили о том, что по мнению Антона Силуанова, министра финансов, правительство пока справляется с финансированием расходных статей, с финансированием социальных обязательств. Но вы уже упомянули о том, что все-таки резервы мы тратим и тратим достаточно активно.

Мне недавно попалась цифра, что при том, что президент поставил задачу: дефицит бюджета – 3% ВВП, по факту за первый квартал – около 5% ВВП дефицит бюджета. Насколько велик запас прочности, с точки зрения резервов? И что может произойти и когда это может произойти, если мы растратим резервы и столкнемся с перспективой дефицита бюджета? Что тогда – секвестр, который мы забыли с 90-х годов, эмиссия, которую мы тоже применяли в 90-е годы – какие тогда будут решения?

О.Вьюгин
― Реальный ответ на этот вопрос мы услышим, наверное, буквально через месяц, а может, и раньше. Как раз сейчас по заявлению министра финансов правительство работает над следующим бюджетным циклом, причем даже рассматривает трехлетний период. Общая идея, которая уже озвучена, заключается в том, чтобы в течение 3-х лет провести так называемую консолидацию бюджета.

В.Рыжков
― Поясните, что такое консолидация?

О.Вьюгин
― Ото означает простую вещь: привести расходы в соответствие с доходами, то есть фактически уйти от дефицита. Это означает, что если не произойдет чуд и цена на нефть не вернется к докризисным уровням, это означает плавное сокращение обязательств. Да, Минфин будет, конечно, искать какие-то источники доходов без прямого повышения налогов – это очевидно на сегодняшний день. Попытается получить больше доходов от, скажем, продажи водочной и алкогольной продукции. Ввели электронную форму НДС, которая дает прирост. То есть такой поиск в тени определенных доходов. Это не является формальным увеличением налогового бремени. Но главное – это все-таки консолидация, сокращение обязательств по доходам, которые имеются. Это официально не объявлено, но, я говорю, что это будет главным, базой для следующего бюджетного цикла.

В.Рыжков
― Тогда нужно открыто говорить людям, которые, может быть, не так хорошо разбираются в бюджете, что то, что вы называете консолидацией — это будет сокращение, в том числе, на дорожное строительство, на крупные проекты, в том числе, возможно, отказ очередной от индексации пенсий, заработных плат. То есть под консолидацию попадет – что?

О.Вьюгин
― Вопрос открытый. 
О.Вьюгин: Идет столкновение в экономической политике между консерваторами и прогрессистами
QТвитнуть

В.Рыжков― Попадут ли под них очень большие наши военные расходы?
О.Вьюгин
― Да, речь идет о структуре расходов, какие приоритеты будут расставлены при определенном сокращении обязательств. Вопрос открытый. И, мне кажется, его пока публично никто не хочет казаться, потому что, конечно же, самые большие расходы находятся в сфере обороны и военных инвестиций и в сфере правоохранительной деятельности, где, в общем, большие деньги, треть бюджета федерального точно. И, конечно, при консолидации, о которой сказано, без сокращения этих статей, не обойтись. То есть иначе структура бюджета будет настолько искажена и настолько будут снижены инвестиции в человеческий капитал и вообще поддержку здоровья населения, что просто будет трудно говорить о будущем. Это очень интересная тема. Мы посмотрим…

В.Рыжков
― Мы посмотрим через месяц. Еще одна тема, которая активно обсуждается, это борьба кейнсианцев и либералов. Все следят за выступлениями Алексея Кудрина, который предлагает как раз жить по средствам и искать резервы внутри структуры бюджета, и так далее – и «Столыпинский клуб», Борис Титов, и так далее, которые предлагают в той или иной форме печатать деньги, раздавать связанные кредиты под проекты, под национальных чемпионов, и так далее, то есть фактически перейти к эмиссионной политике, так или иначе, под контролем государства. Какова все-таки вероятность, на ваш взгляд, второго сценария, эмиссионного финансирования экономики, и каковы, связанные с этим риски? Не преувеличивают ли либералы, когда критикуют эту стратегию – напечатать денег и запустить экономический рост за счет печатанья денег?

О.Вьюгин
― Сейчас я на это отвечу. Хотел бы начать с того, что, мне кажется, борьба эта не столь утилитарна. На самом деле идет столкновение в российском обществе, в том числе, части экономической политики между консерваторами и прогрессистами. Надо сказать, что консерваторы последние годы взяли вверх, в том смысле, что был полный отказ от каких-либо серьезных шагов в экономической политике, изменений.

В.Рыжков
― Сохраняли статус-кво, так или иначе, да.

О.Вьюгин
― Второе: в общем, как-то стали обращаться к истории, искать в истории оправдание своему бездействию сегодня. А прогрессисты продолжали бубнить, как они бубнят довольно долго, что «ребята, нужно менять, мир меняется — нужно меняться нам, нужно проводить реформы, больше инвестировать в человеческий капитал, потому что это будущее, развивать новые технологии, открываться миру, потому что сейчас новые технологии создаются глобально, они не создаются где-то там, в одном бараке – это сейчас глобальный процесс», и так далее. И вот это столкновение, оно проявляется в том, что пока мы никуда не движемся. Но началась серьезная дискуссия. Это связано с тем, что выходит на первый этап… Алексею Леонидовичу дали определенную позицию для серьезного высказывания. Причем это с экспертизой, это не лично, а это экспертиза…


В.Рыжков
― Да, и порой довольно критично говорит.

О.Вьюгин
― А утилитарно – да, это сводится, действительно, к тому, что консерваторам легче всего напечатать деньги, думая, что это даст какой-то эффект. Для прогрессистов главное не это. Может, можно и что-то напечатать. Кстати, деньги немножко печатают.

В.Рыжков
― Это оценка Сергея Алексашенко. Он прикинул, и у него получилось, что за прошлый год Центральный банк напечатал порядка полутора триллионов рублей. 
Тормоз экономического развития во многом заключается в том, что в России очень слабая конкуренция
QТвитнуть
О.Вьюгин
― Да.

В.Рыжков
― Потому что эмиссия идет.

О.Вьюгин
― Идет да, но она разумная, пока она не опасна для экономического положения, стабильности. А они говорят о том, что надо меняться, нужно менять серьезно институты, итак далее. Если хотите, на эту тему можно больше поговорить…

В.Рыжков
― Конечно, конечно, расскажите об этом, да.

О.Вьюгин
― То есть то, что, действительно, тормоз экономического развития во многом заключается в том, что в России очень слабая конкуренция. Там, где она есть – возьмем ресторанный бизнес – мгновенно приспособились к другой ситуации, мгновенно появились другие ценники, доступные людям И по-прежнему молодежь сидит в кафе и что-то там ест, пьет, смотрит в свою компьютеры и смартфоны. Тут же все поменялось. Открылась масса новых заведений, не только в Москве. Я езжу по стране и вижу.

В.Рыжков
― Это заметно.

О.Вьюгин
― А там, где нет конкуренции, ничего не меняется. Но, к сожалению, в ключевых вопросах, в ключевых вещах, может быть, меньше связанных с потреблением, с сервисом, скажем, в технологических мощных отраслях – там конкуренции меньше, и это, к сожалению, мешает. Конкуренции носит административный характер – так можно выразиться.

Второе – риски. Конечно, сегодня премия за риск в России слишком высокая. Причина заключается… опять же много факторов. Во-первых, достаточно большое влияние государства на то, как определяются права собственности и как они защищаются. Институты, которые должны беспрекословно защищать эти права, они, конечно, этого не делают. Они больше лавируют…

В.Рыжков
― В первую очередь судебная, правоохранительная система.

О.Вьюгин
― Да, конечно. Это фактор, один из факторов, который влияет на риски. Второе – это то, что в последние годы Россия показала, что она может быть непредсказуемой в своей внешней политике. Есть своя логика в действиях, я это понимаю, но нужно учитывать внешний эффект, который влияет на настроения внутри страны. Да, скажем, люди поддерживают во многом политические действия, но у нас все-таки инвестиции определяются не большим количеством людей, а неким более узким кругом людей, которые имеют капитал, имеют доступ к капиталу и выстраивать политику, исходя из экономических интересов, как это делают многие страны. Китай – яркий пример: смотрит на 100 лет вперед, всю свою политику выстраивает, исходя и экономических интересов свой страны, не торгуя суверенитетом, безусловно.

В.Рыжков
― Завершающий вопрос мой Олегу Вьюгину, с которым мы беседуем на Петербуржском экономическом форуме. Довольно сильный удар по инвестициям произошел за последние два года. На самом деле, сокращение инвестиций идет, если я не ошибаюсь, года четыре подряд, но особенно сильно по понятным причинам это произошло после марта 14 года, и лета 14-го года, когда против России были введены серьезные секторальные санкции. Вопрос: Можно ли в принципе в условиях санкционной войны выйти из инвестиционного кризиса, и могут ли нам тут помочь китайцы, индусы, которых много здесь, на экономическом форуме, или все-таки надо восстанавливать отношения со странами ОЭСР и иным способом инвестиционный, технологический кризис не преодолеть?

О.Вьюгин
― Да, первый сигнал о том, что с инвестициями не все в порядке, он появился где-то во втором полугодии 12-го года, хотя они тогда еще росли.

В.Рыжков
― То есть еще до Крыма.

О.Вьюгин
― Да. То есть фактор был не политический, а, видимо, связанный с инвестиционным климатом, как принято говорить, и, может быть, и с циклом определенным перехода от экстенсивного роста к интенсивному. К сожалению, все эти события, которые наложились, они этот процесс заморозили из-за неопределенных ожиданий. Поэтому в принципе ограниченный доступ к рынкам капитала, стандартным таким, когда компании могут получать чистые деньги, не обусловленные тем, как их использовать, действительно, он ограничен, и он является определенным препятствием для более серьезного, быстрого роста инвестиций. Прямые иностранных инвестиции в страну, которые во многом обеспечивали модернизацию и улучшение производительности труда и качество, тоже сейчас на очень низком уровне. Это тоже, безусловно, фактор, который препятствует инвестиционному росту.

С другой стороны, взаимодействие с Азией – Китай или Индия – это позитивное дело. Я бы не говорил, что это бесперспективно. Это абсолютно может привести какие-то инвестиции в страну. Правда, эти инвестиции делаются в основном в сектора, в которых заинтересованы как бы партнеры.

В.Рыжков
― В основном сырьевые.

О.Вьюгин
― А это сырьевые, да. Ну, это все понятно. Хотя бы так. Все-таки центр создания новых технологий, инноваций и технологий, которые через десять лет изменят мир, находятся в США и в развитом мире. И, конечно, уходить из взаимодействия с такими центрами нельзя. Да, российский народ очень изобретательный и талантливый – я знаю несколько вот буквально сейчас разработок в Digital-технологиях, которые лучше, чем в Америке и в Европе, и как с трудом эти люди пытаются эти технологии продвинуть и здесь и в мире – но только на этом не выедешь; нужно взаимодействовать.

В.Рыжков
― Ну что ж, мы беседуем с Олегом Вьюгиным на Петербуржском экономическом форуме. Буквально через несколько минут здесь будет церемония открытия и будет выступать Жан-Клод Юнкер, глава Европейской комиссии. Здесь есть Пан Ги Мун, ряд западных политиков. И будем надеяться, Петербуржский форум тоже даст какой-то импульс к восстановлению нормальных отношений, к возвращению инвестиций, к экому росту. Олег Вячеславович, спасибо большое!

В.Рыжков
― Спасибо, счастливо!

Эхо Москвы

16 июня 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Июнь 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29    
Новости в стране

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

06 апреля 2017
Прожиточный минимум в России сократился в конце 2016 года до 9700 рублей

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков