Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

"Особое мнение" Владимира Рыжкова: Институт выборов за последние годы очень сильно дискредитирован

О.Чиж
― 19 часов 20 минут в Москве, это программа «Особое мнение», особое мнение сегодня представляет политик Владимир Рыжков. +7 985 970-45-45 – телефон для ваших вопросов, пожеланий и мнений, но главным образом, конечно, вопросов.

Но если отталкиваться от сегодняшних заявлений Генпрокурора, стоит вообще ожидать в выборную кампанию какой-то активности органов по отношению, скажем, к ряду кандидатов или к ряду политических сил?

В.Рыжков
― Ну, не знаю. Посмотрим, Надеюсь, что они не превратят выборы, которые у нас и так в значительной степени дискредитированы, не превратят в окончательное позорище, когда будут бегать за оппозиционными кандидатами или партиями, сажать, обыскивать и так далее? Потому что самое худшее, что могут сделать силовые структуры, это обгадить то, что и так уже достаточно обгажено, обгадить еще больше.

О.Чиж
― Ну, в этом смысле не очень понятно, зачем. Тут вышел опрос Левады-центра относительно настроений россиян перед выборами. Так тут всего 44% собираются на них пойти. Причем, даже из этих 44% 19% только совершенно точно пойдут, 25% — скорее всего. Есть ощущение, что это, вообще-то, никому не нужно.

В.Рыжков
― Да. Я даже по своим поездкам по родному Алтайскому краю чувствую, что интерес к выборам очень низкий. В целом, институт выборов за последние годы очень сильно дискредитирован. Дискредитирован, во-первых, тем, что люди выбирают, ничего не меняется. Люди голосуют за кандидатов, губернаторов, ожидая решения проблем, а проблемы не решаются. Люди голосуют за обещания, обещания не выполняются. Плюс на это накладывается фон про массовые фальсификации, про использование административного ресурса.

О.Чиж
― Да про это уже, наверное, все забыли с 2011 года-то.

В.Рыжков
― Да нет, все помнят. Любого спросите, любой скажет, что победит тот, кого назначит власть победителем. То есть два источника этого неверия. Первое, что ничего не меняется от этих выборов. И второе, что люди всё равно не верят, что они могут избрать не того, кого хочет избрать власть. То есть вот это двойная дискредитация, отсюда такие низкие цифры. На это еще наложится то, что выборы пройдут 18 сентября. По всей стране будет народ на дачах убирать урожай. Тем более сейчас, когда роль приусадебного участка в условиях кризиса выросло, когда еще больше людей, чем обычно, кормится со своего приусадебного участка со своей дачи, со своего огорода, со своего картофельного поля.

О.Чиж
― Ну, вообще-то в этом есть и обратная сторона.

В.Рыжков
― Какая?

О.Чиж
― Городское население или молодое население, то, которое не ездит на дачи, ну, преимущественно не ездит – это же как раз аудитория оппозиции. Нет? Они-то остаются в городах.

В.Рыжков
― Ну, они традиционно, молодежь городская вообще почти не ходят на выборы. Это отдельная проблема и отдельная задача, как вдохнуть в них веру, как мобилизовать этих людей на участие в выборах, на поддержку оппозиции.

В.Рыжков: Институт выборов за последние годы очень сильно дискредитирован
QТвитнуть
Так что очень сложная будет избирательная кампания. С одной стороны, она проходит на фоне углубления кризиса, у нас экономика продолжает сокращаться, доходы граждан продолжают сокращаться и люди живут всё хуже объективно. То есть растет недовольство, с одной стороны. А с другой стороны, огромное неверие в выборы как в институт каких-то перемен.

О.Чиж
― Ну, по первому пункту-то это недовольство – оно же какое-то очень абстрактное, оно же не связано с конкретными людьми, оно не связано с правительством, оно не связано с президентом. Мы стали хуже жить, потому что нас со всех сторон травят. Разве нет?

В.Рыжков
― Как раз сегодня я смотрел свежий майский опрос Левада-центра. 22-23 мая он датирован. В целом, сохраняется доверие властям, то есть на очень высоком уровне рейтинг Путина, доверие 81%. Больше половины доверяет Медведеву, больше половины доверяет правительству как институту. 55% в среднем по стране доверяет губернаторам. Большинство сравнительное верит, что страна идет правильным путем до сих пор.

И что там еще люди?

О.Чиж
― А правильным путем – имеется в виду, видимо, политический ход.

В.Рыжков
― Да, про кризис интересно еще. Люди верят Владимиру Путину, что кризис будет недолгим, полтора-два года. Самый большой процент отвечает, что кризис будет недолгим. С другой стороны, очень большое недоверие к Государственной Думе, 57% населения страны не доверяет Государственной Думе. С другой стороны, стабильно снижается рейтинг «Единой России» от опроса к опросу. Поэтому очень большая неопределенность в том, сколько людей придет на выборы, сколько людей за кого проголосует. Мне кажется, что демократическая оппозиция в лице «Яблока» и той коалиции, которую сейчас формирует «Яблоко», могла бы собрать довольно большое количество голосов. Но нужна очень яркая кампания, очень сильная программа, очень сильное послание обществу, очень сильная мобилизация и очень внятное объяснение, почему за демократов надо голосовать на этих выборах.

О.Чиж
― Ну, тогда имеет смысл вспомнить еще о том, что в этом опросе Левада-центра есть данные о тех, кто готов проголосовать за различные партии, которые сейчас не входят в Государственную Думу, и там «Яблоко» меньше 1%.

В.Рыжков
― К сожалению, да. К сожалению, все демократические партии на старте имеют очень низкий процент поддержки. Это означает, что, к огромному сожалению, демократические партии пока не нашли тех слов, которые хотят услышать их избиратели. Не нашли тех обещаний, которые хотят услышать их избиратели. И остается совсем немного времени на то, чтобы это сделать.

И вообще как проводить кампанию летом? Основная часть кампании будет проходить в августе и первой половине сентября в очень тяжелых условиях, поэтому это очень сложная задача. Тем не менее, надо ее решать.

О.Чиж
― Ну вот интересно, не нашли правильных слов для этих избирателей. Но, может быть, это не в словах дело, а в том, что избирателям, действительно, всё более или менее нравится именно потому, что не увязывается в голове кризис и конкретные люди? Потому что политические решения, там не знаю, в части Крыма и чего-то остального, они находят поддержку большую. Там, может быть, это дело-то как раз в том, что у «Единой России» получается найти эти слова лучше для этих избирателей?

В.Рыжков
― Да тоже не очень получается. У них сейчас, по-моему, меньше 40% уже поддержка, и она продолжает снижаться. Вообще растет число неопределившихся избирателей, растет растерянность среди этих избирателей. И все-таки, я считаю, что если демократическая оппозиция, та коалиция, которую сейчас формирует партия «Яблоко», если они проведут очень яркую избирательную кампанию, то впервые с 2003 года появится возможность сформировать демократическую оппозиционную фракцию в Государственной Думе и изменить саму природу парламента.

Кстати, одна из причин, почему люди не видят смысла в выборах, потому что очень трудно найти различия между теми четырьмя партиями, которые сейчас заседают в Госдуме. Они все примерно сейчас на одно лицо – они все за Крым, они все за Донбасс, они все за сильную президентскую вертикаль, они все за увеличение военных расходов, они все за патриотизм. Вот даже Зюганов, коммунист, договорился до того, чтобы заменить День России на День крещения Руси. Ну, какой он после этого коммунист? То есть там такая уже каша… Там всё это уже сплавилось…

О.Чиж
― А то кто-то знает различия в позициях оппозиционеров.

В.Рыжков
― Люди, может быть, не очень знают различия, но люди видят, что это всё одно. Что, вот, за кого ни голосуй, ты всё равно голосуешь за одно и то же. Ты всё равно голосуешь за вот этот бешеный принтер, который всё равно будет потом тебе поднимать налоги, ЖКХ, вводить систему «Платон», налог на недвижимость по рыночной стоимости. Невозможно отличить их одного от других.

И на этом, как мне кажется, должна строиться кампания демократической оппозиции, что мы другие, мы придем для того, чтобы идти против течения. Мы придем для того, чтобы идти против этого бешеного принтера, для того, чтобы совершенно другой свежий голос зазвучал в Государственной Думе. Вот это, как мне кажется, может привлечь большое количество людей, потому что людям уже осточертела эта четверка.

О.Чиж
― Я, конечно, очень извиняюсь, но тут осталось 2,5 месяца. Из оппозиционных агитаций я видела только людей, которые помогают Дмитрию Гудкову. Никого больше я на улицах Москвы не видела вообще. Может быть, я хожу не теми путями, по всей видимости?

В.Рыжков
― Да. Ну и, может быть, вы видели еще мою избирательную кампанию, которую я предварительно начал в Алтайском крае. Действительно, очень мало видно сейчас демократов. Ну, я, собственно говоря, об этом уже сказал, что да, пока кампании нет, и это отражается на опросах.

Вот, с партией «Яблоко», например, поразительное соотношение. Я об этом говорил, обсуждал это с Григорием Алексеевичем Явлинским. Есть такое понятие как рейтинг известности партии. «Яблоко» знают 65% населения страны, то есть 2⁄3 населения и при этом рейтинг меньше одного процента. Это означает, что партия очень известная, но пока она не объяснила своему массовому избирателю, зачем за нее нужно голосовать. Это нужно объяснить очень коротко, внятно, понятно и ярко.

О.Чиж
― Владимир Рыжков и его особое мнение. Сейчас небольшая пауза, очень скоро вернемся. +7 985 970-45-45, жду ваших вопросов.

НОВОСТИ

В.Рыжков:Это отдельная проблема, как вдохнуть в молодежь веру, как мобилизовать этих людей на участие в выборах
QТвитнуть
О.Чиж
― 19 часов 34 минуты, это программа «Особое мнение». Особое мнение представляет Владимир Рыжков. +7 985 970-45-45 – телефон для ваших вопросов. Давайте о выборах, в которых, действительно, много чего происходит. Драматургия там ого-го. Вот, Хиллари Клинтон сегодня заявила о победе на праймериз кандидата в президенты США от демократов, последний супервторник прошел. И вот уж, действительно, где одни сплошные казусы. Казалось бы, и у одного, и у другого (я имею в виду Дональда Трампа), все-таки, большие антирейтинги. Но тем не менее, оба вышли в финал фактически. Как так получилось-то?

В.Рыжков
― Ну, я как историк смотрю на американские выборы. И меня, конечно, поражает то, что американская политическая система, которая стабильно выдавала выдающихся президентов на протяжении 200 лет за редким исключением, последние годы выдает очень странные комбинации кандидатов. Ну, как бы там ни относиться, вспоминая такие там фигуры как Эйзенхауэр, Рузвельт, Рейган… Да даже Никсон. Он, конечно, был тот еще жук, но…

О.Чиж
― Были нехорошие истории, все-таки.

В.Рыжков
― Но личность-то была выдающаяся вне всякого сомнения. Да даже Билл Клинтон.

Сейчас мы видим, что американская политическая система не может выдавать на гора выдающихся политических деятелей. Я не знаю, почему это. Это интересная очень история.

О.Чиж
― Ну, может быть, как раз устали от выдающихся политических деятелей?

В.Рыжков
― Да нет, нет. Как раз Трамп – он же идет как контрэлитный кандидат. И это очень важно, это означает, что американцам уже осточертел вот этот закостенелый, заплесневевший вашингтонский истеблишмент, который в значительной степени олицетворяет та же самая Хиллари Клинтон. Ну, уже осточертели вот эти люди, которые десятилетиями в Вашингтоне чего-то там решают за закрытыми дверями, не особо обращая внимание на американцев.

Поэтому это очень странная, действительно, история, когда… Как нас учили, если большая конкуренция, очень большая конкуренция, страшная конкуренция, то она выдает наверх самый лучший продукт. А здесь мы видим парадокс: потрясающая конкуренция, год идет избирательная кампания, на старте десятки кандидатов, а на выходе какое-то…

О.Чиж
― Даже не Берни Сандерс.

В.Рыжков
― Да, не буду говорить какие-то ругательные слова. Это очень странно. Это, действительно.. Во-первых, мы видим огромный кризис партий американских. Тоже впервые, пожалуй, за многие десятилетия просто, ну, что сейчас осталось от Республиканской партии? Она против Трампа, и Трамп – ее кандидат.

Что с Демократической партией? Там что, кроме супругов Клинтонов за последние 20 лет нет никого? Одна партия в руинах (Республиканская), а вторая в застое. И поэтому это говорит о каких-то дисфункциях вот этого политического американского организма, что, в общем, плохо для всех, и для нас в том числе, потому что Америка остается главной в мире военной и политической силой. И если там что-то идет не так, то это икается всему миру. И в том числе и нам. Поэтому ничего хорошего в этом нет.

Я не знаю, кто из них победит. Я знаю специалистов, которые..

О.Чиж
― Ну ладно уж! Наверняка, есть какое-то внутреннее чутье.

В.Рыжков
― Нет-нет, никакого чутья нет. Я же, все-таки, российский политик, а не американский. Когда я спрашиваю специалистов по Америке, один говорит мне: «Ну, слушай, нет никаких сомнений. Ну, очевидно, что будет Трамп». Спрашиваешь другого специалиста, он так же уверенно говорит: «Ну, слушай, ну, не смеши меня. Ну, никогда Америка не проголосует за Трампа, будет Хиллари».

Я не знаю, что будет. Я знаю только одно, что, действительно, в серьезном кризисе американские партии, в серьезном кризисе американская политическая система. Как они из этого будут выходить, не знаю. Но знаю одно, что это повышает элемент рисков и непредсказуемости для всего мира, в том числе для России. Я не знаю, чего наши так радуются Трампу.

О.Чиж
― Ну, может быть, он душевно как-то ближе, психологически ближе?

В.Рыжков
― Ну, у нас Эрдоган был лучший друг полтора года назад. И что сейчас у нас с Эрдоганом происходит? Поэтому мне кажется, что очень всё непредсказуемо, и я не знаю, чем кончатся выборы, я не знаю, чем кончатся выборы, когда они кончатся, для всех для нас.

О.Чиж
― Еще одной темы хочу коснуться. Спрашивают активно слушатели, вот сегодня инициатор проведения референдума о наименования моста в Санкт-Петербурге именем Ахмата Кадырова подавал заявление, заявку на его проведение в Горизбирком. Вы как думаете, у них получится отстояться?

В.Рыжков
― У петербуржцев есть опыт побед. Это очень важно психологически. Я напомню, что они зарубили проект башни Газпрома в историческом центре города, которая бы до неузнаваемости изменила и изуродовала исторический центр Санкт-Петербурга, который, как известно, является частью всемирного наследия ЮНЕСКО.

Так что опыт побед у петербуржцев есть. Этим занимаются те же люди, насколько я понимаю, этим занимается «Яблоко» в Санкт-Петербурге. Они уже один раз победили и они могут вполне победить еще раз.

Что касается моста Кадырова, я сразу хочу сказать, что у меня нет никаких фобий по отношению к чеченцам, абсолютно никаких. Я сибиряк, поэтому я интернационалист просто от рождения. Но должен быть здравый смысл. И вот какая связь между Санкт-Петербургом и Кадыровыми?

О.Чиж
― А района Бутово какая связь?

В.Рыжков: Должен быть здравый смысл: какая связь между Санкт-Петербургом и Кадыровыми?..
QТвитнуть
В.Рыжков
― Ну, тоже никакой.

О.Чиж
― Но, ведь, ничего же. Есть улица, ничего, никто особенно не жалуется.

В.Рыжков
― Да. Исходя из здравого смысла, как мне кажется (может быть, я ошибаюсь), но улицы, скажем, в сибирском Томске или, скажем, в уральском Челябинске, все-таки, улицы должны получать наименования, хоть как-то связанные либо с историей этого города, либо с историей этого региона.

Ну, например там, в каждом городе есть улица Пушкина. Ну, хорошо. Ну, нет же у нас претензий против Александра Сергеевича, ясно, что это наше всё.

А Ахмат Кадыров при всем уважении – ну, вот, какая связь между ним и Петербургом?

О.Чиж
― Не, ну, то…

В.Рыжков
― Может быть, я чего-то не догоняю?

О.Чиж
― Можно найти много наименований улиц, чья связь с городом будет весьма условной.

В.Рыжков
― Ну, Москву еще как-то можно за уши притянуть, сказать, что это столица, она олицетворяет собой всю страну.

О.Чиж
― А Петербург – вторая столица. Что ж тут такого-то?

В.Рыжков
― Есть у нас там улица Алтайская, есть улица, не знаю, видимо, и Челябинская (наверняка, в Москве – я просто не знаю). Но Петербург-то каким боком? То есть где Петербург и где Чечня? Где Петербург и где Ахмат Кадыров? Я, честно говоря, никакой связи не вижу. Но мне кажется, что это какое-то конъюнктурное решение, которое не идет на пользу ни самой Чечне, не идет на пользу Петербургу, вносит лишнюю смуту и сумятицу в умы людей. И насколько я знаю, «Яблоко» предлагает, в принципе, такие чувствительные вопросы ставить на референдуме в городе. Ну, нормальная практика. Вон, швейцарцы любой чих ставят на референдум, и решают на референдумах.

О.Чиж
― Ох, жаль, такой штуки нет в Москве.

В.Рыжков
― Тем более, ведь, референдум – он, говорят, это дорого. Да ничего не дорого. Как швейцарцы делают? Они просто накапливают вопросы по референдумам, и когда приходит день каких-то очередных выборов, они просто впихивают эти референдумы в выборный день, ну, чтоб два раза не ходить.

О.Чиж
― Ну, чтобы не печатать бюллетени повторно.

В.Рыжков
― Ну, естественно. Они печатают для этого лишние бюллетени, чтобы не ставить лишние урны, не арендовать помещения. Можно же в один день сделать. Вот, 18-го сентября будут выборы в Госдуму и в питерский Закс. Ну, спросите людей, дайте еще один маленький бюллетень – пусть они проголосуют.

В общем, мне кажется, это дурная история, она стравливает людей, она раскалывает общество, она вносит дополнительную конфронтацию. И зачем это нужно, я вообще не понимаю, ленинградским, петербуржским властям? Просто, мне кажется, какая-то глупость.

О.Чиж
― Раз уж мы заговорили про городское хозяйство, вот, вы не могли не заметить по дороге к нам, как выглядят улицы.

В.Рыжков
― О, да.

О.Чиж
― И такая история практически везде в центре сейчас. Работы по благоустройству идут в Москве так, что фотографии с этих работ – они последние несколько дней просто облетают все Facebook, все Twitter’ы. Особенно Тверская впечатляла, но вот на днях буквально Архнадзор жаловался на то, что… Ну, полбеды там, удобно не удобно, уже не важно. Просто дело, ведь, еще в том, что они говорят, что строители, снимая эти слои, они не особенно там как-то берегут различные исторические вещи. Потому что есть останки там храмов, есть Белый город и так далее, и тому подобное.

Ну, казалось бы, сложно, что ли, это сделать? В чем проблема?

В.Рыжков
― Вот, меня тоже удивляет. Дело в том, что Россия – древняя страна, у нас огромное культурное наследие. Это культурное наследие – это сам по себе огромный, бесценный капитал, который можно использовать для привлечения туристов, для создания региональных брендов.

Вот, когда ездишь по Европе, вот был я как-то раз на Юге Болгарии в городе Сандански, там есть маленький фундамент какой-то античной постройки. Так они раскопали, сдули все пылинки, огородили, поставили информационные плакаты, что «Вот видите, у нас античные руины здесь есть». Это сразу повышает…

О.Чиж
― «Объезжайте».

В.Рыжков
― Ну, реально все ходят, смотрят на эти кирпичи. Ну да. У нас же могут снести всё, что угодно. Вот сейчас в Москве сносят конструктивистский квартал. При том, что советский конструктивизм 20-30-х годов – это мирового класса архитектура, это то, чем мы заслуженно гордимся. Это часть русского авангарда, это то, что является частью нашего бренда, бренда нашей страны.

Эхо Москвы

9 июня 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Июнь 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Новости в стране

22 марта 2017
С россиян начали взыскивать налоги за долги

21 марта 2017
Список самых состоятельных россиян по версии Forbes возглавил Леонид Михельсон

15 марта 2017
Создание мемориала на месте убийства Бориса Немцова поддерживает четверть россиян

15 марта 2017
Половина россиян признали судей продажными

15 марта 2017
Более четверти россиян прошли через тюрьмы

15 марта 2017
Почему в России не получаются реформы - конференция ВЦИОМ

15 марта 2017
В Совфеде поддержали отмену налогов для подсанкционных друзей Путина

15 марта 2017
Голодец рассказала об уникальных чертах бедности в России

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков