Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков: Раз в 5 лет бывает возможность бороться за власть реальную.

О.Пашина
― Я приветствую тех, кто смотрит нас и слушает. Сегодня в студии программы «Особое мнение» политик Владимир Рыжков. Здравствуйте.

В.Рыжков
― Добрый вечер.


О.Пашина
― Ну что? Могу… Не очень добрый, на самом деле. Могу поздравить вас с тем, что началась война компроматов.

В.Рыжков
― Очередная.

О.Пашина
― Да. Квартира Рогозина, girlfriends Путина, теперь вот фильм на НТВ про Михаила Касьянова с интимными подробностями в большом количестве и в меньшей степени с какими-то политическими отголосками. Чего нам ждать дальше и как вообще вы оцениваете такого рода компромат? Ну, для НТВ это обычная практика.

В.Рыжков
― Первый у нас был случай такой еще в 90-е годы, когда мы потеряли невинность с точки зрения вот этого ада показа интимных сцен, снятых скрытой камерой. Это была известная история с Генпрокурором Юрием Скуратовым. Когда понадобилось его отправить в отставку, то организовали первую подобную съемку и показали на том же канале, на котором сегодня… А, кстати, нет, там был второй канал даже, по-моему.

О.Пашина
― Да. По-моему, да.

В.Рыжков
― Там был даже второй канал.

О.Пашина
― Потом уже все каналы показали.

В.Рыжков
― Да. И это было падение. Это было моральное падение. Моральное падение власти и государства. Здесь надо быть справедливым, это произошло не сейчас, это случилось в 90-е годы, в ту эпоху.

Почему я говорю о моральном падении? Дело в том, что подобное невозможно больше нигде в мире, чтобы скрытой камерой на квартире снимали интимную жизнь политиков и потом показывали в праймтайм на одном из центральных каналов. Это невозможно не только в европейском союзе, не только в Северной Америке, это невозможно сегодня ни в одной африканской стране, ни в одной латиноамериканской стране, ни в одной азиатской стране. Боюсь, что Россия – единственная страна, где это возможно.

Дело в том, что помимо Уголовного кодекса… А это чистая уголовщина, потому что Конституция и Уголовный кодекс защищают право граждан на частную жизнь. И это означает, что съемки частной жизни скрытой камерой – это уголовное преступление. Поэтому те, кто организовали эту съемку, те, кто снимали, те, кто выпустили в эфир, это уголовные преступники.

Помимо Уголовного кодекса есть еще правила морали общечеловеческой. Есть правила политической борьбы. И вот то, что происходит в нашей стране с компроматами, это абсолютное нарушение и моральных законов, и Уголовного кодекса, и неписаных законов политической борьбы.

Я употреблю одно слово – «дно». Россия на дне. Вот, была такая пьеса Максима Горького «На дне». Вот это днище, вот, ниже уже всё. Мы уже легли на дно. И меня поражает, что это происходит в стране, которая на официальном уровне декларирует, что мы – моральный пример для всего мира, мы осуждаем Европу за ее моральное падение, за гей-парады, за однополые браки, за распространившийся там атеизм. Мы встаем в позицию осуждающей стороны, и мы себя позиционируем как нацию высокоморальную. Так вот то, что происходит у нас со съемками, компроматами и так далее, выдает в нас не только не моральную страну, а, наоборот, страну, которая находится в бездне, в пучине абсолютной аморальности.

Не знаю, что, как. Конечно, должны реагировать правоохранительные органы, и люди должны быть наказаны, канал должен быть наказан. Но, прежде всего, я обращаюсь сейчас к политическому руководству страны, потому что оружие, которое обращается против оппозиции, может быть обращено против каждого из вас. И если Россия – это страна без правил, если у нас идут бои без правил, если всё здесь дозволено, то следующим может быть каждый из вас. И нельзя совершенно сравнивать квартиру Рогозина… Это обычная история. Там, есть конфликт интересов, нет конфликта интереса, есть коррупция, нет коррупции, законно получена квартира, не законно – совершенно вещи разного порядка, согласитесь.

О.Пашина
― Ну вот тогда возникает такой вопрос, нет ли ощущения?.. А у меня есть такое ощущение, что это какой-то превентивный удар в ожидании вот этого самого компромата, который так анонсировал Кремль.

В.Рыжков
― Ну а что? Если речь идет о вот этих публикациях о том, что кто-то где-то получил дом или кто-то где-то получил квартиру…

О.Пашина
― Ну, вот, тетушки и бабушки? Вы думаете, это вот было оно? И этого Кремль так испугался?

В.Рыжков
― В какое сравнение это может идти со вторжением в частную жизнь? Это ж совершенно вещи разного порядка.

Да, сейчас Лула да Сильва, бывший президент Бразилии находится под следствием за то, что он, как утверждает следствие бразильское, за то, что он незаконно получил, по-моему, 5-комнатную квартиру. Не помню, где. Кажется, в Рио-де-Жанейро. И это нормально! Это есть в любой стране!

Только что Конституционный суд Южной Африки принял решение по Джейкобу Зуме (это президент Южноафриканской республики) о том, что бассейн, который он у себя в резиденции построил, загон для птиц, чего-то какие-то там еще красоты, что это было сделано за счет бюджета и он должен вернуть деньги в казну. Это нормально, если речь идет о домах, о деньгах, о квартирах, о дачах, об участках. Это публикуется во всем мире и это составляет хлеб для журналистских расследований. Но не вторжение в частную жизнь, поймите. Это совершенно недопустимо.

Если мы… Я просто скажу. Мне стыдно сегодня за Россию, к огромному сожалению, в очередной раз. Ну, кем мы предстаем перед всем миром? Дикарями? Людьми, которые вообще без башни? Людьми, у которых нет вообще ничего святого? Людьми, где, в принципе, любой человек может быть предметом смешивания с грязью, разрушения семьи, разрушения репутации, применения вот таких, абсолютно подлых, незаконных, низменных способов? Еще раз повторю, это дно. Вот то, что повторяется раз за разом, это дно. Дальше падать некуда.

О.Пашина
― Ну, вот, возникает вопрос: неужели в Кремле?..

В.Рыжков
― Причем, я подчеркну, Оксан. Это не только касается политиков, это касается и самых обычных людей. Конституция защищает ваше право, мое право, нашего замечательного оператора, звукорежиссера. Каждый из нас защищен Конституцией и законом от вторжения в нашу частную жизнь. Понимаете? Каждый из нас.

И это абсолютное попрание Конституции, абсолютное попрание законодательства и абсолютное попрание морали в стране, которая претендует на особую моральную роль в мире. Вот, что абсолютно дико и возмутительно.

О.Пашина
― Ну, вот, возвращаясь к войне компроматов, возникает вопрос: неужели, в Кремле так боялись обнародования этой истории с квартирами тетушек, бабушек, я там не знаю, девушек?

В.Рыжков
― Ну, мы не можем же твердо утверждать, что за этим стоит Кремль. Я надеюсь, что за этим не стоит Кремль. Потому что если…

О.Пашина
― Нет, я даже сейчас не про этот фильм на НТВ, я про вот этот анонс, который сделал Песков. Он так всех заинтриговал и все так ждали «И что же, что же?» И вот это всё?

В.Рыжков
― Ну, я не вижу вообще ничего. Ну да, если есть что-то опубликовано, ну, опровергните либо докажите.

О.Пашина
― Нет, уже сказали они, что они не будут комментировать, они не знают, кто такой Баевский.

В.Рыжков
― Ну, я не знаю, в чем тут сотрясение мира? Я вообще не вижу ничего. Ну, то, что происходит сейчас с оппозицией, это, конечно, абсолютное дно. Мы на дне.

О.Пашина
― Можно говорить об ужасающих методах, о том, что всё это отвратительно, это всё просто невозможно…

В.Рыжков
― И незаконно.

О.Пашина
― ...действительно, в цивилизационном обществе.

В.Рыжков
― Абсолютно.

О.Пашина
― Но тем не менее, это будет иметь последствия и для ПАРНАСа, да? Ну, торта было недостаточно в лицо. Можно ли говорить о том, что всё, Михаил Касьянов как политик закончил?

В.Рыжков
― Я не хочу сейчас это обсуждать, потому что надо дождаться его реакции на это. Ну, еще раз, я сейчас кроме чувства боли за страну, за наш народ, за наше государство, за наши СМИ, кроме чувства отвращения и позора я сейчас ничего не испытываю.

О.Пашина
― Наши слушатели спрашивают по поводу этой истории с квартирами. У них сложилось такое впечатление, что раньше президенту безразлично было мнение народа. Ну, что-то там говорят, и он демонстрировал всячески, что он не имеет к этому отношения, ему это не важно и вообще это не нужно. Но, опять же, это заявление пресс-секретаря Пескова, когда он заранее анонсировал то, чего еще нет. И наши западные враги еще ничего не сказали, а он уже сделал анонс. Это о чем-то говорит?

В.Рыжков
― Ну, для любого руководителя это очень чувствительная тема. Потому что пока любой лидер может говорить, что это мои друзья, они там бизнесмены… Да, ну и что, что мы земляки? А где доказательство, что они имеют какую-то протекцию с моей стороны? Это прямо не касается.

Когда речь идет уже о личной атаке и особенно когда речь идет о личной атаке во время кризиса, когда 75% населения говорят, что стали жить заметно хуже, и что они не уверены в завтрашнем дне, когда падают доходы, когда растет безработица, конечно, обнародование фактов по первому лицу…

О.Пашина
― Это чувствительный удар.

В.Рыжков
― Это очень чувствительно с точки зрения политических последствий.

О.Пашина
― Мы продолжим через несколько минут.

РЕКЛАМА

О.Пашина
― Мы продолжаем программу «Особое мнение», в нашей студии политик Владимир Рыжков. И пока продолжаем тему компроматов, потому что спрашивает наш слушатель «Как вы считаете, приведет ли эта война к каким-то отставкам или хотя бы к расследованию?» Ну, я не знаю, Дмитрий Рогозин – он как-то явно хочет выглядеть жертвой, он сказал «Вот, мне на съемное жилье пришлось переехать из-за всего этого скандала».

В.Рыжков
― Ну, я считал бы правильным для профилактики. То есть вообще нужно… Вот, должен настать какой-то день, когда это исчезнет из нашей жизни. Для того, чтобы это исчезло из нашей жизни, должно быть неофициальное совещание, видимо, у президента с силовиками, где должно быть сказано «Всё. Закончили эту историю. Больше никогда. Больше ни против кого».

То есть надо перевести нашу политику на другой уровень, на уровень цивилизованной политики. Это не сложно совершенно сделать. В том же случае, когда это будет исходить… Я не знаю, кто это снимал. Подозреваю, что спецслужбы наши. Если же это будет исходить от каких-то иных вещей, например, могут быть какие-то частные охранные компании, какие-то службы безопасности корпораций. Ведь, не только государство этим может заниматься – этим могут заниматься и какие-то корпорации, да? То в таком случае людей надо привлекать к уголовному делу, проводить расследование. То, что это чистая уголовка даже по нашему законодательству, это факт. Вот.

Поэтому я, во-первых, очень надеюсь на то… Не считайте меня прекраснодушным идиотом, но, тем не менее, я выскажу это. Я очень надеюсь на то, что, во-первых, будет проведено расследование и кто-то будет привлечен к ответственности, потому что речь идет, если это, действительно, не фальшивка, что тоже нельзя исключать, речь идет о премьер-министре страны. Очень надеюсь, что будет проведено расследование, последуют отставки и привлечение к уголовной ответственности. И, во-вторых, что будет дана команда «Всё». Там не знаю, со 2-го апреля 2016 года в России этого больше не будет.

О.Пашина
― Вы в это верите? Неужели, вы в это верите?

В.Рыжков
― Я не очень в это верю, потому что это явление, как я уже сказал, тянется с 90-х годов. Но это надо сделать. Если мы не хотим выглядеть… Даже причем тут мир? В своих собственных глазах страной, лежащей на дне и опустившейся морально, это надо сделать.

О.Пашина
― А, может быть, мы хотим? Цель оправдывает средства, нам всё равно.

В.Рыжков
― Ну, если цель оправдывает средства, то мы никогда не будем жить нормально. Мы никогда не будем страной, где уважается достоинство человека, где уважается тайна частной жизни, где уважается тайна переписки, где уважается человек с его правами и достоинством. Мы так и будем на дне. Я не хочу, чтобы Россия была на дне. Поэтому я бы очень хотел а) наказания и расследования, б) негласного приказа всем как госсектору, так и частному сектору, что «Ребята, больше этого не будет».

О.Пашина
― Наши слушатели уже начинают обсуждать перспективы выборов, да? Ну, понятно, что всё это накануне выборов происходит. Получается, что партия «Яблоко» в достаточно выигрышной ситуации здесь оказалась, потому что все обвиняли…

В.Рыжков
― А кто гарантирует партию «Яблоко» от чего-то подобного?

О.Пашина
― Ну, пока ничего подобного нет.

В.Рыжков
― Ну, пока. Вчера не было…

О.Пашина
― И мы верим, что, может быть, даже нет оснований.

В.Рыжков
― Вчера, Оксана, не было того, что сегодня случилось. Понимаете? Если это, опять-таки, дикие джунгли, если наша политика – это дикие джунгли, если это война против всех по Томасу Гоббсу, то что может защитить «Яблоко» или любую другую партию от подобных вещей?

О.Пашина
― Ну, не знаю. Моральное поведение лидеров партий.

В.Рыжков
― Вот, что касается «Яблока», то я говорил уже в этой студии и повторю еще раз, я считаю, что партия «Яблоко», во-первых, является…

О.Пашина
― Вот смотрите, мы исходим из того, что у каждого есть скелеты в шкафу.

В.Рыжков
― Конечно.

О.Пашина
― А морального политика, который был бы честен, верен, кристально вообще искренен, таких не существует.

В.Рыжков
― Люди слабы. Мы сейчас говорим не вообще о политиках, а мы говорим о людях. Почему Конституция защищает?.. Если бы в Конституции было записано, что, там, частная жизнь политиков защищена Конституцией… Там не так написано. В Конституции написано «Частная жизнь граждан Российской Федерации защищена Конституцией», потому что человек – это человек. Человек проживает свою жизнь. В жизни каждого человека бывает разное. Понимаете? И Конституция защищает право человека на тайну переписки, на тайну личной жизни.

А давайте мы сейчас еще начнем по телевизору демонстрировать больничные карты, давайте начнем комментировать диагнозы, давайте показывать болячки. Понимаете? Мы можем на этом пути дойти до полного оскотинивания. Понимаете? Причем, если бы это случилось, допустим там, между двумя соседями по лестничной площадке «А я вот, а ты вот. А я, вот, видел» — «Да пошел ты». Ладно, бог с ними, это еще ничего. Но когда это видят миллионы людей, то это абсолютное оскотинивание страны, это абсолютное моральное падение.

Что касается «Яблока», то повторял и повторюсь, я принял для себя решение, что надо объединяться с партией «Яблоко» на этих выборах. Я подписал меморандум Демократической альтернативы, с которым я абсолютно согласен. Это же самое сделал Дмитрий Гудков, это же самое сделал Дмитрий Некрасов. Я знаю, что партия «Яблоко» ведет сейчас переговоры еще с широким кругом политиков.

Я считаю, что у нас раз в 5 лет бывает возможность бороться за места в парламенте, бороться за власть реальную.

О.Пашина
― Ну, смотрите, «Яблоко» всё время обвиняли в чистоплюйстве.

В.Рыжков
― Можно я договорю? Можно я договорю? И тут же отвечу про чистоплюйство.

О.Пашина
― А теперь получается, они правы.

В.Рыжков
― Мы не имеем права, вот, особенно в свете того, что сегодня произошло, мы не имеем права упустить возможность бороться за власть. Фракция в парламенте – это часть политической власти, она дает большие возможности для влияния на политику. И потом 5 лет сидеть на диване и всех проклинать.

Партия «Яблоко». Я разговаривал с Григорием Явлинским, и он совершенно четко сказал, что «Да, мы на протяжении многих лет. И я в том числе, — сказал он, — занимали очень жесткую позицию по отношению к одному человеку, к другому, к той политической силе, этой политической силе. Но сейчас мы пришли к выводу, что нужно расширять коалицию, нужно идти на компромиссы, нужно объединять усилия. Потому что если мы в 2016 году не победим на выборах (а первый шаг в победе – это фракция в Госдуме, второй шаг в победе – это выдвижение единого кандидата в президенты через 2 года)». И я готов поддержать Григория Явлинского, потому что я считаю, что нужен единый кандидат.

У каждого из нас есть недостатки, у каждого из нас есть скелеты в шкафу, каждый из нас не совершенен. Но сам факт, когда другие политики скажут «Вот, мы этого политика вот в этот раз, понимая все его недостатки и все его достоинства, выдвигаем», это абсолютно новая будет вещь за многие годы. Я бы даже сказал, за последние лет 15 такого не было.

О.Пашина
― Да. Пожалуй, да.

В.Рыжков
― Вот. И я делаю это совершенно осознанно. И более того, я, все-таки, достаточно опытный человек, я 5 раз побеждал на выборах разного уровня. Я уверен, что мы сможем сформировать и демократическую фракцию в Государственной Думе в сентябре этого года, и реально побороться на президентских выборах. Вот почему я такое решение сделал.

И «Яблоко» сказало, и Явлинский сказал на съезде, что он готов идти на любые самые широкие компромиссы, в том числе с ПАРНАСом, для того, чтобы…

О.Пашина
― А теперь захочет ли он?

В.Рыжков
― Почему нет? Задача остается прежней. Задача остается выдвинуть один список, выдвинуть очень простую, понятную людям программу альтернативы, что мы предлагаем во внешней политике, что мы предлагаем в экономике, что мы предлагаем сделать с бюджетом, как мы предлагаем запустить экономический рост и улучшить жизнь людей. У меня, например, есть свое видение этого. Я уверен, что можно сформировать это видение для всей коалиции и вместе пойти к победе. Я уверен, что безумие будет, если будет отдельно список «Яблока» и ПАРНАСа, безумие будет, если люди будут бороться в регионах. А там 25 региональных выборов еще в этом году. И в округах.

Поэтому, может быть, после сегодняшнего вот этого позорного случая, может быть, наоборот, еще больше будет понимания того, что пока мы выясняем друг с другом отношения, мы тем самым только помогаем той власти, которой мы хотим составить альтернативу.

О.Пашина
― Между тем, возвращаясь к истории с чистоплюйством «Яблока». Политологи сразу сказали «Вот смотрите, мы их критиковали, а они были правы, что они не хотели консолидироваться с ПАРНАСом. Значит, они молодцы». И вообще получается, что альтернативы…

В.Рыжков
― Ну, что всех мазать черной краской? Понимаете? Я сам, кстати, грешен. Я сам, бывало, мазал черной краской. Бывало, что и «Яблоко» очень жестко критиковал. Чего только не было! 20 лет в политике. Если всё собрать, чего только там ни найдешь.

Ну, что сейчас это обсуждать? Вот сейчас есть реальная ситуация. Страна под санкциями. Страна в кризисе. Кризис углубляется, жизнь людей становится с каждым днем всё более трудной. Власть явно допускает ошибки политического, стратегического характера. Их надо исправлять. Как это сделать? Надо идти к людям, надо получать их поддержку.

Я вот вчера бился на «Поединке» у Владимира Соловьева с Вячеславом Никоновым. Порой даже клочья летели. Но, тем не менее, за Уралом 25-30% проголосовало за мою позицию. Здесь меньше, к сожалению. Не знаю уж, почему. Но тоже…

О.Пашина
― Здесь существенно меньше, надо сказать.

В.Рыжков: 15
―17%, когда, вот, лоб в лоб стоит либеральная позиция моя и позиция Никонова, который представлял «Единую Россию», лоб в лоб 17% — это крупная фракция в Госдуме. Если это спроецировать на результаты думских выборов, это уже совсем другой политический расклад. Понимаете?

О.Пашина
― Вас, кстати, спрашивают слушатели, которые смотрели «Поединок», зачем вы ходите к Соловьеву, где понятно, что вас будут уничтожать и не дадут вам сказать ни слова?

В.Рыжков
― Это совершенно не соответствует моему представлению. Я не считаю, что меня уничтожили, я считаю, что я вчера победил. А что касается голосования, я сам вчера 5 или 6 раз проголосовал со своего мобильного телефона, и каждый раз мой голос был засчитан. То есть я на собственном опыте убедился в том, как это всё там голосуется, считается, совершенно непонятно.

О.Пашина
― Это программа «Особое мнение», в нашей студии политик Владимир Рыжков. Мы вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

О.Пашина
― Мы продолжаем, в нашей студии политик Владимир Рыжков. И наши слушатели не оставляют тему компроматов и напоминают о Монике Левински, говоря, что в Африке это не принято.

В.Рыжков
― Ничего общего между тем, что делается у нас, и случаем с Биллом Клинтоном и Моникой Левински, нет. Это значит путать… Проводить такие сравнения – это означает путать божий дар с яичницей.

В нашем случае идет съемка личной жизни, в том числе интимной жизни скрытыми камерами. В нашем случае происходит проникновение в жилище. В нашем случае идет прослушка телефонов. В нашем случае идет публикация телефонных переговоров. Это всё чистая уголовка.

В случае с Моникой Левински, напомню я, ничего похожего не было. Там были вещественные доказательства, там были документы, там были следственные действия. Но ничего похожего на демонстрацию компромата в российском духе вот этом, который я назвал «днищем», этого не было.

О.Пашина
― Да, видеосъемок там точно не было, да.

В.Рыжков
― Вообще не было ни прослушек, ни публикаций прослушек, ничего. Что вы? Ну, как можно?.. Это абсолютный цинизм сравнивать то, что было там, и сравнивать то, что делают у нас. Это, знаете, из серии «Коррупция есть везде». Да, она есть везде, но только в нашей стране за 10 лет вывезли чиновники триллион долларов. А так – везде. Понимаете?

Поэтому совершенно это невозможно сравнивать. И я с этого, собственно говоря, и начал. Того, что происходит у нас, нет ни в Африке, ни в Латинской Америке, ни в Азии, ни в Северной Америке. Мы абсолютное здесь дно, и мы просто… Это позор такого масштаба, что даже, я не знаю, я не могу подобрать… Если бы Михаил Веллер был на моем месте, я думаю, что он подобрал бы как писатель нужные слова. Но мне не хватает моего скудного лексикона.

О.Пашина
― Может быть, вы сможете подобрать слова, говоря о предстоящих выборах. Спрашивает наш слушатель Дмитрий Мезенцев, надеетесь ли вы, что при Элле Памфиловой выборы будут честными или прозрачными? Или новый глава ЦИК – это просто ширма?

В.Рыжков
― И да, и нет. Дело в том, что, безусловно, Элла Александровна Памфилова, которую я знаю очень давно, я ее знаю еще с середины 90-х годов (мы были депутатами в Госдуме, работали), безусловно, она человек демократических взглядов, безусловно, она человек порядочный. Безусловно, она человек либеральный, безусловно, она заинтересована, чтобы Центральная избирательная комиссия под ее руководством имела хорошую репутацию.

Но нельзя забывать о том, что Центральная избирательная комиссия – это только верхний ящик в огромном шкафу под названием «Избирательная система». Там есть нижние ящики, участковые комиссии, потом территориальные комиссии, потом комиссии городские, потом комиссии субъектов Федерации. И, ведь, фальсификации производятся не в ЦИКе. В ЦИК поступают сводные протоколы, в ЦИК поступают сводные данные, когда уже фальсификация произведена на конкретном участке или когда протоколы переписаны в конкретном районе.

Вот, например, когда я участвовал (вот, РПР-ПАРНАС) несколько лет назад в выборах в Барнаульскую Городскую Думу, до 4-х часов утра в Ленинском районе, в Индустриальном районе переписывали протоколы. Мы установили просто факты несоответствия между протоколом, который привезли из УИКа, с тем, что было потом внесено в протокол.

Участков у нас сейчас не помню, сколько. По-моему, больше 100 тысяч. В стране больше 100 тысяч участковых избирательных комиссий. Если на половине из них будут произведены вбросы и фальсификации, и переписки, никакая Элла Александровна Памфилова с еще 14-тью членами Центральной избирательной комиссии за этим не уследит.

О.Пашина
― Всё решается на местах.

В.Рыжков
― Всё решается на местах. Поэтому, да, она будет стремиться, я в этом уверен. Потому что если выборы 2016 года пройдут так же, как выборы 2011 года, с массовыми вбросами, фальсификациями, что зафиксировано тысячами видео… Там же камеры еще висели. ...видео, свидетельскими показаниями, показаниями наблюдателей, то и следующая Дума станет бешеным принтером и следующая Дума будет скомпрометирована. И это может спровоцировать опять массовые протесты, какие были на Болотной и Сахарова в 2011-12 годах. Это может произойти.

Она заинтересована, я уверен, в этом, в том, чтобы этого не произошло. Но сможет ли она выстроить систему, которая исключит массовые вбросы, фальсификации на уровне УИКов, ТИКов и субъектов Федерации, в этом уверенности нет.

Потому что вы поймите, Оксана, за последние 10-12 лет выстроена система фальсификаций. Уже есть члены комиссий, которые раза по 3, по 4, по 5 фальсифицировали выборы.

О.Пашина
― Ну, отработанная система, да.

В.Рыжков
― Отработанная абсолютно система вбросов, переписываний, каруселей. Я всё это видел своими глазами в Барнауле вот на этих последних выборах, где мы, кстати, прошли и у нас есть фракция в Городской Думе.

О.Пашина
― Ну и что с этим делать? Учитывая, что даже журналистов теперь толком не пустят туда и наблюдателей.

В.Рыжков
― Поэтому сама Памфилова… А я уверен, она очень умный человек, квалифицированный. Она не может не понимать, что она является заложницей этой системы.

О.Пашина
― А что делать тогда на местах?

В.Рыжков
― Ее надо реформировать. Ее надо реформировать. И есть полгода для того, чтобы… Опять-таки, меня сейчас обвинят в прекраснодушии, сейчас, наверняка, посыпятся смски, что Рыжков…

О.Пашина
― Да, уже есть, да.

В.Рыжков
― Да. Рыжков – это такой, вот, кампанелло, Томас Мор с утопией. Я всё понимаю. Я не первый день живу в этой стране, и всё прекрасно понимаю.

Но она не сможет остановить фальсификации, если не будет жесткой политической воли с самого верха, протранслированной через губернаторов, прежде всего, через силовые структуры, что они не должны быть допущены.

О.Пашина
― Вот, вы всю программу говорите о том, что должна быть жесткая политическая воля сверху.

В.Рыжков
― Да. Так устроена…

О.Пашина
― И гнусный компромат должны запретить сверху.

В.Рыжков
― Так устроена Россия.

О.Пашина
― И фальсификации на местах.

В.Рыжков
― Так устроена Россия.

О.Пашина
― То есть снизу ничего нам сделать нельзя? А если ее не будет?

В.Рыжков
― Нет, снизу сделать можно. У вас есть маленькая бумажка под названием бюллетень, и у вас есть возможность раз в 5 лет…

О.Пашина
― Что толку, если меня неправильно посчитают? Я проголосую за вас, а мой голос припишут кому-нибудь еще.

В.Рыжков
― Нет, есть вариант. Если вам не лень, если вы чувствуете себя гражданином страны, то очень полезно будет пойти наблюдателем от одной из партий, участвующих в выборах, или от одного из кандидатов, участвующих в выборах. И не только проголосовать, но и проследить за тем, как это делается. Поэтому, в принципе, каждый, кто нас слышит, каждый, кто является гражданином России и кому не всё равно, может не только изменить расклад в Госдуме, а, значит, изменить расклад во власти, проголосовав в моем в данном случае за список объединенной демократической оппозиции на базе партии «Яблоко», но и помешать фальсификациям, став наблюдателем на участковой комиссии или став наблюдателем, членом с совещательным голосом в территориальной, либо в комиссии субъекта Федерации.

А еще… По Памфиловой я вот еще что скажу. Очень важно (еще есть такое понятие), чтобы было, кому позвонить. Потому что когда вот эта будет ночь перед голосованием, день голосования и ночь после голосования, когда, вот, всё это и происходит безобразие, очень важно, чтобы в ЦИКе работали телефоны, в том числе и телефон самой Памфиловой, чтобы можно было дозвониться и сказать «Вот, я звоню из Новокузнецка» или «Я звоню из Абакана», или «Я звоню из Кызыла…» Я называю просто те места, которые мне ближе. Или из Барнаула. «И вот у нас такой-то вброс на таком-то участке».

О.Пашина
― И сообщить о нарушении.

В.Рыжков
― Сообщить о нарушении, и чтобы был механизм моментального реагирования со стороны Центральной избирательной комиссии. Центральная избирательная комиссия имеет очень большие полномочия в этом случае: она может тут же запросить материалы, она может тут же направить туда эксперта, она может тут же даже отменить решение. У нее есть такое право отменить решение нижестоящей комиссии, если там вскрыто нарушение. Поэтому я знаю там как минимум 5 человек в этой комиссии из 15-ти, которым, как я надеюсь, можно будет в эту ночь позвонить.

Не только мне. Опять-таки, я не только за себя говорю. Я, конечно, если доведется и вынудят, я буду звонить. Но я говорю обо всех. Я говорю о любом кандидате от любой партии. Хоть от КПРФ, хоть от «Яблока», хоть от ЛДПР. Избирательный процесс – это процесс, где все должны быть равны и где возможность обратиться в ЦИК, то есть, по-простому говоря, позвонить или направить телеграмму, должна быть у каждого.

О.Пашина
― Вы были правы. Андрей вам пишет: «Почему вы такой наивный? В стране, где сажают за пикеты, выборы выиграть невозможно». Я напомню о деле Эльдара Дадина, который на этой неделе как раз.

В.Рыжков
― Я знаю, да. Я не наивный, я просто хочу изменить что-то в лучшую сторону и я показываю пути этого. Я показал, как можно прекратить войну компроматов, я показал, как можно сделать честным избирательный процесс. Я же политик, я должен не только критиковать. Я бы мог здесь сидеть и напустить еще больше жути, чем те, кто вам пишут, как у нас всё плохо. Я говорю о том, что надо делать для того, чтобы стало лучше.

О.Пашина
― Нелицеприятный такой вопрос, но задам его.

В.Рыжков
― Давайте-давайте.

О.Пашина
― Если после выборов Дума останется в том же составе кроме косметических каких-то изменений, что вы будете говорить своим избирателям, которых вы сейчас агитируете?

В.Рыжков
― Я скажу, что мы не справились и я не справился. Мы недостаточно были убедительными, чтобы вывести наших избирателей на выборы.

Очень важно, чтобы все пришли. Очень важно, чтобы все, кто сочувствует тому, что я говорю, очень важно, чтобы те, кто не согласен с политикой власти, очень важно, чтобы те, кто хотел бы видеть другой страну, чтобы они все пришли и проголосовали. Чем выше явка, тем труднее сфальсифицировать. Это закон. Потому что если приходит 20%, то из оставшихся 80% незаполненных бюллетеней можно соорудить любой результат. Если приходит 80%, то оставшимися 20-тью процентами изменить результат уже невозможно, по большому счету.

Поэтому прежде всего я буду обвинять сам себя, а не избирателей: значит, не убедил, значит, не вывел, значит, не справился.

О.Пашина
― В защиту Чурова раздаются голоса: «Если всё решается на местах, почему все так ругают Чурова? Значит, от него тоже ничего не зависит?»

В.Рыжков
― Дело в том, что Центральная избирательная комиссия при Чурове мало реагировала на нарушения, если не сказать вообще не реагировала. И второе, от нее исходили очень многие законы, законопроекты, которые ухудшали и без того плохое избирательное законодательство.

Дело в том, что у нас по закону ЦИК является основным инициатором избирательного законодательства. И, вот, все вот эти ужасные ухудшения избирательного законодательства по наблюдателям, по процедурам и так далее исходили от комиссии Чурова. Поэтому правильно его ругают.

Кстати, я напомню, что первым пунктом резолюции Болотная-Сахарова была отставка Чурова и расследование всех случаев фальсификаций. Разумеется, никакого расследования не последовало, а Чуров был отправлен в отставку только через 4 года.

О.Пашина
― Вы сказали так, между делом, что если с выборами будет всё плохо, люди выйдут и повторится Болотная…

В.Рыжков
― Могут выйти.

О.Пашина
― Вы, действительно, в это верите?

В.Рыжков
― Конечно.

О.Пашина
― Не считаете ли, что вот эти сигналы с пикетами, с попыткой просто выйти и сказать что-то, что заканчивается немедленно тремя годами тюрьмы, это сигнал нам, что не надо никуда ходить.

В.Рыжков
― Понимаете, если выходит 3 человека на пикет, их свинтить проще простого. А если выходит 120 тысяч, то полиция встает и почтительно охраняет. Поэтому я думаю, что все извлекли уроки из 2011 года. 2011-й год – это были одни из самых грязных выборов вообще в нашей истории. И, по крайней мере, на уровне риторики Кремль говорит, что должны быть легитимные, открытые, конкурентные выборы, что никаких вбросов, назначение Памфиловой. Я думаю, они тоже извлекли уроки из этого.

Но если будут массовые фальсификации, да еще на фоне экономического кризиса, я не исключаю, что люди будут выходить и будут выходить большие массы людей. И тогда никакие репрессивные законы не смогут ничего сделать. 300 тысяч – это не 3 человека.

О.Пашина
― Еще один вопрос и, наверное, уже последний сегодня. Слушатель наш пишет «Идеи либерализма и демократии за прошедший период оказались существенно подмоченными, чем умело пользуется власть и подконтрольные ей СМИ. Как вы планируете восстановить доверие просто к самой идеологии, к оппозиции?»

В.Рыжков
― Ну, дело в том, что… Ведь, это борьба интересов. Ведь, за каждой идеологией стоят интересы. Например, за вот этой идеологией великодержавия, за идеологией осажденной крепости, что кругом враги, внутри пятая колонна. Ведь, за этим стоят совершенно конкретные интересы. За этим стоят интересы чиновников, расходы на которых растут, за этим стоят интересы силовиков, расходы на которых растут.

Вот у нас сейчас расходы на силовой блок 33% бюджета. А расходы на науку, образование, здравоохранение, спорт и культуру – 8%. Понимаете? То есть… Как скомпрометировать либералов? Вот, они плохие. А, на самом деле, что говорят либералы? Либералы говорят о том, что гораздо больше нужно направлять средств на будущее. А будущее – это школы, это вузы, это человеческий капитал, это здоровье людей.

Вот, если мы объясним, что либерализм – это, прежде всего, развитие страны и повышение благосостояния, и ограничение аппетитов тех, куда сейчас уходят основные деньги… Вы знаете, что сейчас на 3 статьи (чиновники, силовики и поддержка госсектора экономики) 55% бюджета, а на всё остальное – 8, на всю социалку? Вот, либералы говорят, что это дикое соотношение – его надо менять в пользу людей. Если люди это услышат, то за это проголосуют миллионы людей.

О.Пашина
― Мы будем надеяться, что нас услышат. Политик Владимир Рыжков был в студии «Особого мнения». Всего доброго, до свидания.

В.Рыжков
― Спасибо. Извините, что перебрал время.

Эхо Москвы

1 апреля 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Апрель 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
          1
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков