Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков: Устои срединной империи

Большой интерес в России и мире к книге Киссинджера о Китае понятен.

Один из лучших и авторитетных дипломатов и интеллектуалов мира написал книгу о предмете, который всесторонне и глубоко знает. Он неоднократно бывал и работал в Китае, будучи собеседником и стороной переговоров с Мао Цзэдуном, Чжоу Эньлаем, Дэн Сяопином и другими китайскими лидерами. Именно он формировал и обеспечивал новую политику сближения Китая и США в 70-е годы.

Китай за минувшие 40 лет вышел в первые мировые державы (если не в новые сверхдержавы). И тут выяснилось, что мир мало знает и еще меньше понимает, что такое современный Китай, как он видит мир и что собирается делать. Книга Киссинджера во многом утоляет мировой голод на это знание и понимание. Каждому, кто имеет дело с Китаем или хочет понять, куда идет мир, стоит внимательно почитать Киссинджера.

По мере подъема Китая во всем мире растет и страх по отношению к нему. Куда пойдет огромная страна с почти полуторамиллиардным населением? Мягкая китайская экономическая и культурная экспансия — уже реальность для многих десятков стран, в том числе и для США и России. Как относиться к этому? Киссинджер с высоты своего возраста, опыта и знаний дает практические советы на этот счет, которые не стоит игнорировать. В целом его взгляд на Китай трезв, прагматичен и умиротворяющ. Он любит Китай и советует не бояться Китая. Он верит официальным документам, статьям и выступлениям китайских официальных лиц, выступающим за доказавшую свою успешность дэновскую стратегию реформ, а не неофициальным писаниям китайских военных, политологов и публицистов, в последние годы проникнутых великодержавным, экспансионистским, националистическим духом.

Киссинджер предостерегает Америку от конфронтации с Китаем, от «игры с нулевой суммой», от вмешательства во внутренние дела Китая.

Самое интересное в книге Киссинджера — объяснение через тысячелетнюю историю, через анализ классических китайских текстов, китайского мировоззрения китайской стратегии, принципов китайской мощи и экспансии. Если понять картину мира и мотивы поведения любой сверхдержавы, то возможно будет избежать фатальных ошибок, дестабилизации, а также выстроить с ней нормальные отношения в интересах стабильности и развития всего мира. России, которая на фоне украинского кризиса и введения западных экономических и визовых санкций, решила теснее прижаться к могучему восточному соседу, тем более следует ясно понимать, с феноменом какого рода она имеет дело. Древняя и популярная в Китае игра — шашки «го» («облавные шашки») обучают стратегии окружения противника и, напротив, недопущения такого стратегического окружения самого игрока. Китай — великая держава, способная противостоять любому противнику, но не коалиции множества более мелких противников. Поэтому Китай всегда внимательно следит, чтобы по его границам не возникали коалиции враждебных ему государств. Но и сам избегает строить такие коалиции, предпочитая оставаться в стратегическом одиночестве (независимости). Тем в России, кто грезит военно-политическим союзом с Китаем в противостоянии США и Западу, следует понять, что этого не будет никогда.

Не будет этого и по другой причине. Традиционное китайское сознание видит Китай не просто великой страной, но более того — центром мира и Вселенной. Срединной империей. Все прочие народы — варвары, стоящие на низшей культурной ступени. 40-летний подъем Китая и выход его на позицию второй экономики мира по номинальному ВВП и первой по паритету покупательной способности ВВП укрепляет это представление в умах китайцев, служит доказательством этой древней предпосылки. Использовать, манипулировать, учитывать интересы других — да. Но быть на равных, брать на себя долгосрочные стратегические обязательства — нет. Китай будет внимательно следить, терпеливо ждать и затем умело использовать любую слабость, любую ошибку как противников, так и союзников. «…Китай никогда не снисходил до длительного общения с другой страной на принципах равенства, ведь ему никогда не встречались общества, сравнимые с ним культурой и величием».

Текущая нарастающая конфронтация России и Запада по поводу Украины и по другим вопросам также выгодна Китаю со стратегической точки зрения. Она вписывается в традиционную китайскую стратегию «использования варваров против варваров» китайского стратега XIX века Вэй Юаня. Ослабление других держав в их взаимных распрях усиливает Китай, снижает угрозу образования ими антикитайской коалиции.

Китай не является агрессивной страной. Восстановив по итогам Второй мировой войны свои суверенитет и территориальную целостность, Пекин главной своей заботой считает внутреннюю устойчивость и стабильность. Страна в основном соответствует традиционным границам китайской империи середины XIX века, за вычетом Тайваня и Монголии. Если по Монголии вопрос снят (хотя что такое «вопрос снят» в перспективе 5000-летней истории китайской государственности?), то возвращение Тайваня остается краеугольным камнем китайской стратегии. В целом Пекин верит, что рано или поздно Тайвань сам упадет в руки могущественного Китая, как спелый плод.

Однако России стоит учитывать, что в сознании китайцев XIX век, период западных агрессий и «опиумных войн», слабости и унижения Китая, остался веком «несправедливых договоров» («столетие унижений»), в том числе и с Россией. Договорами с Пекином Россия в середине XIX века добилась закрепления своих новых обширных территорий в Сибири, в том числе Алтая, Приморья, Приамурья. Петербург тогда активно участвовал в давлении на Пекин вместе с другими великими державами того времени. Китайцы не забыли об этом.

Именно в этом, подчеркивает Киссинджер, главное отличие Китая от любой другой современной великой державы. «Ни одна страна не может похвастаться такой долгой историей цивилизации или такой тесной связью с древней историей и классическими принципами стратегии и искусства управления государством».

Американо-китайское сближение, сенсационно начатое президентом Никсоном и председателем Мао при активном личном участии Киссинджера в 1969 году, являлось прямым ответом на экспансионистскую политику Советского Союза, укрепляя ось Пекин — Вашингтон в стратегическом треугольнике США — СССР — Китай. Однако, начавшись как тактический шаг времен холодной войны, отношения США и Китая стали важной частью миропорядка, выйдя далеко за пределы тактики. Эти отношения пережили тяжелые испытания и кризисы (например, после подавления протестов на площади Тяньаньмэнь летом 1989 года). Но американо-китайский стратегический диалог выдержал все испытания и продолжает развиваться, не говоря уже о глубокой экономической взаимозависимости двух великих держав. Все это также стоит серьезно учитывать российским политикам и аналитикам, создающим новую картину мира, в которой старый Запад, клонящийся к упадку, противостоит новому, развивающемуся миру, переживающему подъем, и в котором борьба двух начал имеет природу нарастающей конфронтации. Далеко не очевидно, что китайская элита видит и будет видеть мир подобным образом и строить свою политику исходя из этого.

История американо-китайского сближения и сотрудничества в 1970-е годы — это история триумфа излюбленной киссинджеровской реалполитик. Ее воплощением была внешняя политика Ричарда Никсона. Во время исторического визита в Пекин в 1972 году и встречи с Мао Никсон предложил положить в основу политики согласование интересов, отложив в сторону вопросы ценностей и несовместимость американской и китайской систем. Он сказал Мао: «Мы знаем, что вы глубоко верите в свои принципы, а мы глубоко верим в свои. Мы не требуем от вас отказаться от ваших принципов, точно так же как и вы не должны требовать от нас отказаться от наших». Геополитика выше идеологии, интересы важнее ценностей. Киссинджер дает интересные личные характеристики выдающимся китайским лидерам, с которыми ему довелось провести немало времени, — Мао, Чжоу Эньлаю, Дэн Сяопину, Цзян Цзэминю. Если Мао собрал страну после японской оккупации и гражданской войны, то Дэн и его преемники сумели дать импульс частной инициативе миллионов китайцев, открыв дорогу беспрецедентному в мировой истории и истории самого Китая быстрому подъему уже на протяжении четырех десятилетий. Китай открыл интересную форму устойчивого авторитаризма. Как получается из китайского опыта, основным условием выживания китайского политического режима и монополии на власть КПК являются быстрые и успешные экономические и социальные реформы, обеспечивающие устойчивый экономический рост и столь же быстрый рост уровня жизни всех китайцев.

Парадоксальным решением Дэн Сяопина после подъема массового протестного движения 1989 года, закончившегося кровопролитием на столичной площади Тяньаньмэнь, стало не сворачивание, а, напротив, углубление и ускорение реформ. «Развитие есть абсолютный принцип» — повторял Дэн. Ничто так не укрепило режим власти Компартии Китая после событий 1989 года, как экономические успехи Китая, успехи дэновских реформ открытости Китая, привлечения иностранных инвестиций, развития науки и образования, максимального использования инициативы и работоспособности китайцев. Эта стратегия преобразила Китай. Напротив, авторитарные режимы, делающие ставку на замораживание политических, экономических систем, на сковывание инициативы граждан, стратегически ослабляют свои перспективы, толкая свои страны к системным кризисам и кризису самих этих режимов.

«Бедность не есть социализм» — в своем излюбленном афористическом стиле говорил Дэн, обосновывая необходимость реформ и открытости. «Изоляция, конфронтация и бедность не есть патриотизм» — можно было бы перефразировать его применительно к нынешней России. «Реформа и открытость для внешнего мира» — лозунг долгосрочной стратегии Дэн Сяопина, остающийся руководящим для Китая по сей день.

Администрации Никсона, Форда, Картера, Рейгана, Буша-старшего, Клинтона, Буша-младшего и нынешняя администрация Обамы, при всех их различиях, в целом продолжали следовать прагматичному подходу реалполитик в отношениях с Китаем, отношениях стратегического сотрудничества. Однако в последние годы, по мере усиления, в том числе военного, спор идеалистов и реалистов в США вновь обострился.

Идеалисты во внешней политике исходят из того, что внутреннее устройство авторитарных государств определяет их внешнюю политику, толкая к агрессиям и авантюрам. А значит, надо стремиться к изменению политического строя и свержению авторитарных режимов, чтобы обеспечить долгосрочные отношения и прочный мир.

Реалисты считают политические системы внутренним делом стран, в которое вмешиваться не следует. Они выступают за политику вовлечения страны-партнера, когда на основе созданной атмосферы доверия можно решать в том числе и вопросы гражданского развития, апеллируя к общим интересам и целям. Киссинджер является одним из самых ярких и влиятельных проводников второго подхода, подхода реалполитик.

С одной стороны, Киссинджер предупреждает об опасности вмешательства во внутренние дела таких крупных и сильных стран, как Китай, и их праве на свои ценности и выводы из их исторического опыта (например, трагического опыта ослабления центральной власти).

С другой стороны, Киссинджер объясняет, что демократические и либеральные ценности американского общества не могут не вызывать реакции США на нарушения прав человека, гуманитарные катастрофы, гражданские войны, этнические чистки, бессудные казни. Реакция США будет — кто бы ни был в этот момент президентом. Даже если это войдет в противоречие с национальными интересами США.

Главная угроза XXI века, по Киссинджеру, — угроза ползучей конфронтации США и Китая. Такая конфронтация может стать самореализующимся процессом, подобным тому, который привел к развязыванию Первой мировой войны. Конфронтация двух великих держав станет тяжелой проблемой не только для них, но и для всего мира. Киссинджер утверждает, что никаких объективных причин для вражды не существует, и настаивает на продолжении их стратегического партнерства, столь успешного последние 45 лет. Киссинджер предлагает США и Китаю «совместную эволюцию» в Тихоокеанском регионе, без претензий на сдерживание, противостояние, выдавливание или конфронтацию. Главное — заниматься внутренним развитием, сотрудничать и стараться минимизировать риск конфликтов. Более того, стоит подумать об аналоге Атлантического сообщества — о Тихоокеанском сообществе, страны-участницы которого во главу угла поставили бы интересы и программы мирного сотрудничества в регионе.

Китай с его накопленной веками мудростью и осторожностью скорее готов будет последовать рекомендациям своего старого американского друга, чем сопровождать Россию на боевой тропе конфронтации с Западом и ближайшими соседями. Многое зависит от того, какая точка зрения на Китай возьмет верх в Вашингтоне — как о потенциальном враге Америки номер один или же как о стратегическом партнере, вместе с США ответственно поддерживающем глобальную стабильность.

Вряд ли новое поколение китайских лидеров забудет и так называемые 24 иероглифа Дэн Сяопина, оставленные им в качестве стратегического завета в конце 90-х годов: «Внимательно наблюдай, защищай наши позиции, решай дела спокойно, скрывай наши потенциальные возможности и выжидай удобного случая, чтобы действовать, умей не высовываться, никогда не претендуй на лидерство». Эта осторожная стратегия оказалась для Китая столь успешной, что он не откажется от нее в обозримом будущем.

Экономический кризис 2008 – 2009 годов и кризис вокруг Украины в очередной раз ослабили Россию и Запад относительно Китая, в еще большей степени укрепив уверенность Пекина в своих силах. Ослабленная санкциями Москва бросилась на китайский рынок, дав Пекину легкую возможность диктовать свои условия. Падая в распростертые китайские объятия, люди, принимающие решения в Москве, должны хотя бы найти время прочитать книгу «О Китае» Киссинджера. Иметь дело с Китаем, не до конца понимая эту великую страну и культуру, чревато тяжелыми ошибками.

Владимир Рыжков

Рецензия на книгу Генри Киссинджер. О Китае. Изд. 2-е. — М.: АСТ, 2014. — 635 с.

Общая тетрадь Вестника МШГП

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Апрель 2015 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 28 29 30    
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков