Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Михаил Швыдкой и Владимир Рыжков о культуре

В. РЫЖКОВ: Добрый день, я Владимир Рыжков, я снова приветствую нашу аудиторию радиостанции «Эхо Москвы». Мы второй день напряженно работаем на Санкт-Петербургском Экономическом международном форуме. Только что завершилось выступление президента Российской Федерации Владимира Путина, который только что в свою очередь прилетел с Дальнего Востока, где в свою очередь только что провел двухдневный саммит с нашими китайскими партнерами. И сейчас у меня в студии замечательный собеседник Михаил Ефимович Швыдкой, которого, конечно, вы прекрасно помните как многолетнего министра культуры, как человека, который очень много лет развивает российскую культуру. Сейчас он работает специальным представителем президента России по международному культурному сотрудничеству. Здравствуйте, Михаил Ефимович.

М. ШВЫДКОЙ: Здравствуйте. Знаете, после ваших слов я могу спокойно уже уходить.

В. РЫЖКОВ: Нет-нет-нет!

М. ШВЫДКОЙ: Потому что их достаточно выслушать уже и все…

В. РЫЖКОВ: Вы так легко от нас не отделаетесь. Что там у нас на китайском направлении? Есть какие-то новости по культурному сотрудничеству?

М. ШВЫДКОЙ: Ну, вы знаете, во-первых, это происходит ежегодный такой форум, на котором собираются продюсеры и люди, которые занимаются разного рода проектами российско-китайскими, это ежегодное мероприятие, очень серьезное. А сейчас идет год молодежных обменов, и в эти обмены вовлечено большое количество, в том числе, и творческой молодежи. Большой очень интерес проявляют частные галереи, например, российские, к китайскому современному изобразительному искусству.

В. РЫЖКОВ: Оно в моде во всем мире. Мода на Китай.

М. ШВЫДКОЙ: Я вам должен сказать, что сегодня самое дорогое искусство в мире – это китайское. Мы просто до конца этого не осознаем, но сегодня, вот я был в Китае буквально 4 месяца тому назад, и мы как раз обсуждали такие темы, например, как создание большой выставки, которая бы представила китайских и русских, российских современных художников вместе, для того чтобы их транспортировать как бы в третьи страны.

В. РЫЖКОВ: Очень интересно!

М. ШВЫДКОЙ: Это может быть абсолютно…

В. РЫЖКОВ: Очень интересный проект.

М. ШВЫДКОЙ: Надо сказать, что китайцы это делают, они делают это с французами. Я почему натолкнулся на такую идею, потому что в крупнейшем китайском Национальном музее изобразительных искусств огромная выставка современные французские и китайские художники, сопоставления, параллели…

В. РЫЖКОВ: А как у них там со свободой искусства? Там же постоянно какие-то проблемы то с одним художником, то с другим художником. Гоняют их там периодически.

М. ШВЫДКОЙ: Вы понимаете, в чем дело. Вопрос такой, я, например, был в музее частном современного изобразительного искусства. Таких частных музеев уже много.

В. РЫЖКОВ: В Китае?

М. ШВЫДКОЙ: В Китае. Этот музей абсолютно современный, похожий на музей современного искусства где угодно. Единственное место в Китае, где чай заваривают не в китайских чашках, знаете, вот, заваривают чай и покрывают крышечкой, а весь персонал пользуется стаканами из Икеи и чай из пакетиков. Я на это обратил внимание, потому что это…

В. РЫЖКОВ: Это какой-то такой матерый нонконформизм?

М. ШВЫДКОЙ: Ну, матерый нонконформизм, как угодно, но эта деталь очень существенная. Они живут так же, как живет музей современного искусства в Нью-Йорке где-нибудь, в Берлине или еще где-то. Это абсолютно частный музей, который живет на частные деньги. Здание им предоставили девелоперы, которые строят район вокруг этого музея, это три огромных таких, как бы соединяющихся между собой, но отдельных здания. В прошлом году их финансировал Мерседес, как, на такую оперативную деятельность. И я им сказал: ребята, хотите в Москву на выставку? Они говорят: да. Я говорю: а вот я должен с Министерством культуры поговорить? Они говорят: нет, мы сами можем поехать совершенно спокойно. И мы начали разговаривать, я понял, что там такая ситуация, очень простая. Есть некие красные флажки, за которые…

В. РЫЖКОВ: То есть нельзя нечто такое манифестировать, да? То, что нарушает…

М. ШВЫДКОЙ: Да. Если ты не ругаешь власть, если ты не высказываешь критические замечания по отношению к Коммунистической партии или лично к лидеру страны, и вообще если ты ведешь себя политически лояльно, то художественно, в общем, свобода достаточно серьезная.

В. РЫЖКОВ: И это вполне такое современное искусство, то есть, не провинциальное?

М. ШВЫДКОЙ: Нет, во-первых, это не провинциальное, потому что оно, прежде всего, основано на китайской основе. Они берут китайскую традицию, ее трансформируют и интерпретируют, знаете, как когда-то Кандинский от колокольных звонов исходил, да? От русской иконы.

В. РЫЖКОВ: Мы помним замечательные эти соборы Лентулова, исполненные в кубистической манере.

М. ШВЫДКОЙ: Поэтому я думаю, что сегодня, ну, не то, что конвенция какая-то заключена между властью и интеллигенцией, я не могу сказать так, не знаю, тут я боюсь твердо говорить. Но это напоминает абсолютно такую договоренность. Притом, что китайцы, вот я сейчас вел с ними переговоры, китайцы строят огромный театральный квартал в Пекине, они хотят сделать своего рода пекинский Бродвей, который бы – ну, я имею в виду, не по характеру представлений, которые будут там показаны, а это будет специальный театральный район, где будет, наверное, около 30-ти театральных зданий новых, современных, где они будут показывать в том числе и зарубежное искусство. При этом они очень активно работают на мировом рынке. Я разговаривал со своим товарищем, он генеральный директор китайского госконцерта, вот они создали вместе с крупнейшей американской компанией IMG, они создали совместную компанию для приглашения в Китай и для проката по миру китайских и американских мировых актеров, потому что IMG – это компания, которая прокатывает Большой театр. Вот сейчас Большой театр на гастролях в Америке был, это IMG. IMG прокатывает крупнейшие оркестры, ну, и так далее и так далее. Китайцы очень эффективно работают.

В. РЫЖКОВ: Я вижу, какое огромное количество китайских музыкантов сейчас по всему миру.

М. ШВЫДКОЙ: Можно, я приведу один пример?

В. РЫЖКОВ: Невероятное какое-то количество, да.

М. ШВЫДКОЙ: Извините, я приведу просто один пример.

В. РЫЖКОВ: Да.

М. ШВЫДКОЙ: Сегодня в Китае занимаются обучением игре на пианино 50 миллионов человек.

В. РЫЖКОВ: Вот сейчас просто отключить микрофон и сделать такую 5-минутную паузу, чтобы люди, которые нас слышат, осознали. Итак, повторяю: в Китае занимается пианино 50 миллионов человек! Треть населения Российской Федерации.

М. ШВЫДКОЙ: А вы понимаете, что такое 50 миллионов человек?

В. РЫЖКОВ: Я понимаю, что такое 50 миллионов человек. Это больше, чем все население Сибири и Дальнего Востока.

М. ШВЫДКОЙ: Да. Но это значит, что это развивается промышленность, которая производит фортепьяно.

В. РЫЖКОВ: Конечно.

М. ШВЫДКОЙ: И китайцы совершенствуются в этом. Ну, и так далее и так далее. Я назвал только фортепьянную игру. Притом, что когда я говорю, что 50 миллионов, говорят: ну, их же много. Но когда ты сопоставляешь с нашим населением, то у нас должно заниматься на пианино 5 миллионов человек, если их там миллиард 400, а нас…

В. РЫЖКОВ: Но я полагаю, у нас не занимается 5 миллионов человек.

М. ШВЫДКОЙ: Нет, вот в том-то и дело. У нас на порядок, я думаю, меньше. То есть, ну, я думаю, тысяч 700 всего. Это мало очень. Вы понимаете? Причем, их учат русские педагоги во многом, там русская методика, так же, как в изобразительном искусстве огромная традиция русской, советской, идущей еще из Питера и так далее.

В. РЫЖКОВ: Вот, рисунка классического…

М. ШВЫДКОЙ: И классический рисунок, ребята этим занимаются очень усердно. Кроме того, вы знаете, очень интенсивно развивается киноиндустрия. И самое главное, вот то, чего, когда я все время это говорю, так плохо слышат, но говорю все время: в Китае необычайно развивается инфраструктура. Они в каждом уездном городе считают необходимым построить киноконцертно-театральный зал. То есть, не кино, а именно театрально-концертный зал. Большой, настоящий, современный, но это, как ни странно, открывает колоссальные возможности для русских исполнителей. Потому что ситуация там напоминает в каком-то смысле японскую 15-20-летней давности. Японцы создали огромную инфраструктуру, огромное количество концертных залов изумительных, в которых по субботам и воскресеньям поет хор местной гимназии, понимаете? Они все время втягивают в рынок иностранных артистов, поэтому японские продюсеры очень активно приглашают зарубежных исполнителей. Все это делает, конечно, перспективы российско-китайских отношений очень интересными. Но надо помнить только об одном. Вот мы иногда задираем нос, говорим: вот у нас такое великое искусство, и так все, мол… Рынки столь велики, конкуренция столь огромна, интерес к Китаю невероятен. Я вам приведу один пример. Ну, например, в Большом оперном театре Пекина…

В. РЫЖКОВ: Да, я бывал.

М. ШВЫДКОЙ: Изумительное сооружение. Консультанты – итальянцы. Понимаете, да?

В. РЫЖКОВ: Да.

М. ШВЫДКОЙ: А дальше я не буду продолжать. Потому что когда итальянцы консультируют руководство театра, то, естественно, они ориентируются на итальянскую оперу.

В. РЫЖКОВ: Китайцы стремятся перенять все лучшее у всех, у кого есть лучшее.

М. ШВЫДКОЙ: Да. Но они заполняют рынок своим искусством. Понимаете, да?

В. РЫЖКОВ: Они нас не заполнят по самую пробку, Михаил Ефимович? Лет через 5-10?

М. ШВЫДКОЙ: Нет, нет.

В. РЫЖКОВ: Не зальют нас желтым современным золотистым китайским искусством?

М. ШВЫДКОЙ: Нет. Знаете, в чем дело? Я скажу, настоящего искусства никогда не бывает много, во-первых.

В. РЫЖКОВ: Это правда.

М. ШВЫДКОЙ: Во-вторых, у России, как и у Китая, есть одна великая особенность. Почему я никогда не откликаюсь на дискуссии о том, вот, англицизм в языке надо запретить, то, надо запретить… Русский язык и русская культура таким образом устроены, что они способны воспринять все, что им нужно и отторгнуть чужое. И переварить все и сделать своим. Китайцы тоже умеют переварить все и сделать своим. И мы умеем это делать. Поэтому, я думаю, что две таких культуры в контакте…

В. РЫЖКОВ: Это будет плюс – плюс такой?

М. ШВЫДКОЙ: Да, один плюс один равняется трем, как любит говорить Михаил Борисович Пиотровский. Поэтому я считают, что не надо недооценивать китайский рынок. Знаете, буквально через неделю, 2 июня, в Японии откроется 9-й Фестиваль русского искусства. Мы его проводим ежегодно по 7-8 месяцев в году, и японская публика это воспринимает очень активно. Я думаю, что нам бы не грех с китайцами устроить нечто подобное, потому что тоже все делается спорадически, вот сейчас я помогаю, будут гастроли Пекинской оперы в Москве в октябре месяце. Но это, мне кажется, что есть элемент такое несистемный. Нам нужно перевести наши отношения с Китаем на системный уровень. Поверьте мне, у них огромная потребность в русском искусстве. И вот недавно…

В. РЫЖКОВ: Я часто бываю в Китае, я могу подтвердить со своей стороны, что у них огромная симпатия к России.

М. ШВЫДКОЙ: Вот ваш акционер «Газпромбанк», он проводил крупное мероприятие в Китае, и мы могли, был проведен большой гала-концерт русского балетного искусства. Вы не представляете, что творилось! Вы не представляете, причем, это классический балет, казалось бы, совсем не близкий вроде бы миру созерцания в Китае. Но в Китае происходят невероятные процессы. Я в Китае в первый раз приехал, наверное, в 1993 году. За эти 20 лет…

В. РЫЖКОВ: Это другая страна.

М. ШВЫДКОЙ: Это другая страна.

В. РЫЖКОВ: Я тоже приехал в первый раз в Китай в середине 90-х, я еще помню центр Пекина, когда в окрестностях площади Тяньаньмынь стояли эти лачуги, и уличные туалеты с дырками в бетонных плитах. Сейчас это совершенно другой город. И слава богу, что они еще пару кварталов оставили для туристов, на них можно, по крайней мере, поглазеть и увидеть старый Пекин.

М. ШВЫДКОЙ: Но это другие люди, это другая психофизиология. Раньше, когда ты видел крупного китайца, то ты понимал, что это человек из Гонконга откуда-то, да? Сейчас в континентальном Китае изменился состав питания, и это очень важно.

В. РЫЖКОВ: Даже физиология изменилась.

М. ШВЫДКОЙ: Красавцы, красавицы.

В. РЫЖКОВ: И невероятный динамизм.

М. ШВЫДКОЙ: И невероятный динамизм.

В. РЫЖКОВ: Давайте посмотрим с восхода на закат, то есть, обернемся в сторону Европы. Посмотрим, что у нас на европейском направлении культурном. Михаил Ефимович Швыдкой, напоминаю, у меня в студии. Я Владимир Рыжков. Мы обсуждаем культуру в контексте Санкт-Петербургского экономического форума. Одна из тем, которая здесь звучит – санкции. И у нас тут недавно даже на одном полуофициальном документе появилась фраза, вы знаете, о чем я говорю, о том, что Россия – не Европа. Вот вы, как человек, непосредственно от имени президента отвечающий за наши международные связи, что-то поменялось, что-то надломилось у нас на культурном направлении с Европой, с Европейским Союзом? Или все у нас нормально?

М. ШВЫДКОЙ: Вот я вам скажу так. С нашей стороны ничего не надломилось и ничего не поменялось. И надо сказать, что мы ведь разговариваем с вами сразу после выступления президента на форуме, и по интонации президента, по его очень взвешенной разумной позиции по отношению к тому, что нужно разговаривать и надо слышать партнера и так далее, ясно совершенно, что наша позиция очень простая.

В. РЫЖКОВ: Ну, рынки уже отреагировали ростом, насколько я понимаю, на это выступление.

М. ШВЫДКОЙ: Надо развивать экономические связи, надо сохранить культурное сотрудничество. Его позиция была всегда очень простой. Вот мы все-таки на протяжении с Владимиром Владимировичем работаем, я был министром, потом не министром, и так далее, но все-таки 15 лет почти. И его отношение было всегда очень внятным: что бы ни происходило, как бы ни менялась конъюнктура политическая, отношения в области культуры, образования, СМИ должны сохраняться. И когда произошли такого рода резкие движения со стороны Евросоюза, со стороны Соединенных Штатов Америки, моя как бы линия, наша общая, была очень простая: мы сохраняем в полном объеме все, что готовы сохранить наши западные партнеры. Надо сказать, что вот, скажем, сейчас идет год культуры Великобритании в России и России в Великобритании, и у нас как раз была дискуссия вчера по этому поводу довольно такая, живая, с бизнесменами, и в том числе в ней участвовал министр торговли Великобритании. Она была такой, очень живой, и как раз я говорил об одном: как только ввели санкции, англичане тут же прервали все официальные контакты. Даже на открытии года Британии в России присутствовал всего лишь советник по культуре посольства британского, который не выступал. Он сказал: ребята, я приду… он мой товарищ, ну, как бы, приятель, мы работаем вместе, и он сказал: я приду, но говорить я не имею права. Так же, как мы получили письма, там, от баронессы Де Соузы, что они не могут…

В. РЫЖКОВ: На втором, на третьем уровнях сотрудничество продолжается? Культурные проекты с немцами, с британцами, с итальянцами, с французами.

М. ШВЫДКОЙ: Но при этом ни один британский проект не порушен. Ни один. Я был в Германии, поскольку у нас сейчас 6 июня открывается год русского языка и литературы в Германии, а в сентябре откроется год немецкого языка и литературы в Германии, это общий проект. Мы беседуем с немцами как раз, и в МИДе поддерживаются контакты, и я беседовал с замминистра иностранных дел по этому поводу.

В. РЫЖКОВ: Все идет своим чередом?

М. ШВЫДКОЙ: Ну, если бы было раньше, то я бы, наверное, разговаривал, там, с министром.

В. РЫЖКОВ: Понятно.

М. ШВЫДКОЙ: На этаж немножко спустилось партнерство и контакты. Но когда я был сейчас во Франции, например, мы встречались с министром культуры Франции, вели переговоры о том, что мы будем делать в 15-м году, в 16-м и так далее. То есть, этот сегмент в наших отношениях Россия не собирается прерывать, и там, где есть западный ответ на это, то все. Но я должен только сразу сказать, вот когда вы говорите, мы приехали на закат, я вообще противник того, что, а) Россия – это европейская страна; б) не надо, в общем, особенно поддаваться на такого рода вещи…

В. РЫЖКОВ: Я говорю о чисто географическом понимании, о том, что солнце встает на востоке…

М. ШВЫДКОЙ: … а заходит на западе. Что, понимаете, возможности христианской европейской цивилизации далеко не исчерпаны. А Россия – часть христианского мира.

В. РЫЖКОВ: Спасибо огромное, у нас в студии был Михаил Ефимович Швыдкой, специальный представитель президента России по международным культурным связям.

Эхо Москвы

24 мая 2014

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Май 2014 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 27 28 29 30 31
Новости в стране

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

06 апреля 2017
Прожиточный минимум в России сократился в конце 2016 года до 9700 рублей

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков