Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Сергей Караганов: "Гонка вооружений уже давно шла в Азии - мы просто не обращали внимания"

В.РЫЖКОВ – Я Владимир Рыжков. Рядом со мной работает Наргиз Асадова. И наш собеседник – почетный председатель Совета по внешней оборонной политике, декан международного факультета Высшей школы экономики Сергей Александрович Караганов.

Герман Греф на большой сессии, которая здесь была, сказал о том, - а он, между прочим, не простой человек, он был министром экономики России – он сказал, что не видит внятной экономической стратегии для страны. Наргиз.

Н.АСАДОВА – Да. Я по поводу Китая хотела поговорить. Несколько у меня комментариев есть.во-первых, сейчас тренд как раз заключается в том, что многие американские, например, компании выводят свои производства из Китая. И даже легкая промышленность теперь – они переводят на свой континент и сами начинают все производить. В Китае уже нет такой дешевой рабочей силы, какая была раньше, которая давала такие преимущества в формировании цены. Это первое.

Второе: по поводу, в принципе, сближения с Китаем. Допустим, что России выгодно, правильно с точки зрения своего развития сближаться с Китаем. Есть несколько сомнений у меня, потому что, во-первых, наши лидеры, включая Владимира Владимировича Путина, они чисто эстетически, культурологически – мне все казалось, что им гораздо легче общаться, ему лично общаться с европейцами, чем с китайцами. С китайцами довольно сложно решать вопросы. И это подписание, «кривое» подписание контракта между Россией и Китаем, которое пару дней состоялось, оно доказывает это. 10 лет мы ведем переговоры и никак не можем договориться ни о цене, ни о том, кто будет строить трубу, ни о чем.

Следующая история заключается в том, что вы, как человек, который работает в Высшей школе экономики, вы точно знаете, что экспертизы в России научной, профессиональной по Китаю практически нет. Я, как журналист могу сказать, что огромное количество агентств американских имеет представительства в Китае, которых в каждом городе по 20 по 30 человек. А российские средства массовой информации в лучшем случае одного журналиста когда-нибудь один раз в год пошлют. То есть выгодно ли России сближаться с Китаем, и какова стратегия должны быть с Китаем.

С.КАРАГАНОВ – Вообще, все, что вы сказали, правда, кроме того, что вы не сказали, что мы теряем и понимание того, что творится в Европе. Просто нам как бы внешне легче, внутренне нам очень тяжело общаться с европейцами. Сейчас-то вышло на поверхность. Кстати говоря, нам было бы легко общаться с европейцами, которые были лет 50 тому назад, а сейчас они просто европейцы, и мы их тоже не понимаем, кстати говоря, совершенно. Что же касается Китая, то, во-первых, и это главное: нам нужно идти на сближение не с Китаем, а с Азией, с передовой Азией, со всеми странами. Вот Владимир Александрович, рядом сидящий, является отцом-основателем русского поворота в Азию. Мало кто об этом помнит, поскольку Россия, вообще, у нас страна неблагодарных людей. Владимир Александрович 15 лет назад вместе с Александром Хлопониным под эгидой СВОПа подготовило доклад: «Новые стратегии освоения Сибири и Дальнего Востока», в котором была заложена идея, во-первых, новой стратегии освоения была предложена совершенно другая, чем в госпрограммах, а во-вторых, ее ключевым моментом было создание так называемого международного проекта «Сибирь», то есть развитие Сибири и Дальнего Востока через ноу-хау и капиталы азиатских и европейских стран. Не только и не столько китайских, а азиатских стран. Мы стратегию эту по глупости своей по европоцентризму, не понимая Европу – мы считали, что нам нужно делать с Европой – мы упустили, я думаю процентов 20-25 ВНП.за эти годы. Мы могли бы быть просто богаче сильно. И развитие этих регионов.

Вторая волна, работа, которую довольно много инициировал, пять лет назад. Нам нужно поворачиваться ко всей Азии, а для этого ее нужно, конечно, изучать. Вот, например, Владимир Александрович является профессором «Вышки», работает у меня не факультете, но еще не знает, что вверенном ему и мне факультете теперь будет огромная школа востоковедения, где мы будем готовить студентов по культуре, языкам Восточной Азии ну, и немножко Ближнего Востока, но в больше Восточной Азии. У нас всегда немножко их готовилось. Нам нужно восстанавливать понимание Азии, которое было очень сильно в России. Россия, кстати говоря, великая Россия, царская Россия – она имел сильнейшую школу востоковедения, которая во многом опиралась на ученых Закавказья, Средней Азии, из Питера, конечно же. Мы ее очень сильно подрастеряли, особенно последние 30-40 лет. А получили довольно странных востоковедов, которые обслуживали всякие идеологические постулаты ЦК КПСС. Я помню, что наши китаеведы были главные, кто проповедовал ненависть и нелюбовь к Китаю, доказывал, что китайцы звери, едят детей и хотят все время напасть. Это было, это было в 60-е, 70-е, 80-е годы. Нам нужно понимать, что за культура, в чем смысл их религиозных верований. Но точно так же, как нам нужно защищать протестантизм и католичество, нам точно так же нужно защищать буддизм.

В.РЫЖКОВ – Последний, пожалуй, блок вопросов, который нас интересует, это геополитический и стратегический аспекты. Уже пошли разговоры в Европе: давайте опять будем закупать подводные лодки, давайте увеличивать военные бюджеты, давайте ставить базы натовские в странах Прибалтики, давайте разворачивать ПРО. В свою очередь, в нашей стране растут расходы на вооружение. Вчера Алексей Кудрин, выступая здесь на экономическом форуме, сказал о том, что он возражал, будучи министром финансов и вице-премьером российского правительства против четырехкратного увеличения оборонных расходов. Довольно быстро растут оборонные расходы того же самого Китая. И недавно Россия приняла решение о продаже С-400. Это система ПРОпоследнего поколения, то есть мы передаем Китаю наиболее чувствительные технологии. Сергей Александрович, вопрос двойной: Не грозит ли миру новая гонка обычных и ядерных вооружений? – раз. Не расползется ли после украинского случая по планете ядерное оружие еще больше, чем оно расползалось раньше, когда страны решат, что им нужна бомба, чтобы защитить себя от внешних каких-то неприятностей? И третье: Не съест ли оборона российскую модернизацию и будущее нашей страны?

С.КАРАГАНОВ – Первое. Знаете что. Мы вместе писали СВОП «Стратегию XXI», в которой совершенно четко огромный коллектив авторов пришел к однозначному мнению, что главными инструментами конкуренции в будущем является образование и качество людей. Но военная сила играет роль. Россия большая страна, которой военная сила, к сожалению, в большом количестве нужна. Мы ее растеряли в 80-е, 90-е, начале 2000-х. То, что мы ее восстановили - слава богу! Вопрос заключается в том, что мы дальше будем делать, не начнем ли мы гонку вооружений. Это вопрос ко всем нам. Он сейчас открыт. Что касается заявлений Кудрина, то посмотрел бы я на нас сейчас – а конфронтация была неизбежна, - если бы у нас не было «вежливых зеленых человечков». Мы бы что, сразу за ядерное оружие схватились? А это было бы еще более опасно.

Другое дело, что мир вступает в старую новую эру геополитики, где военная сила играет роль. Гонка вооружений уже давно шла в Азии. Мы просто не обращали внимания, поскольку мы европоцентристы, мы смотрели на себя и на Европу, ну, немножко на США, где сокращали последние годы военные расходы очень резко, и не обращали внимания на остальной мир. Убогие мы оказались, не смотрим внимательно. Сейчас будем надеяться, мы не вступим в гонку вооружений. Европейцы, конечно, как всегда покричат и ничего делать не будут. Конечно, немножко обновят НАТО, которое непонятно, для чего существует. Конечно, европейцы полезут сейчас, не имея цели развития и понимая, что их проект в очень трудном положении, несмотря на свои великие достижения, они попытаются сблизиться с США, но США они тоже очень-то не нужны.

Поэтому все зависит от воли или от безволия, от глупости или ума нашего правящего класса. К сожалению, меня ситуация беспокоит даже не просто потому, что можем денег перетратить, а потому что у нас сейчас нет институционных рамок обсуждения военной политики, которые были специально искусственно созданы даже в позднем Советском Союзе, который, впрочем, тратил на вооружение, в десятки раз больше, чем мы. Мы ведь сейчас тратим около 0,4% ВНП.

В.РЫЖКОВ – Как раз это во многом и обрушило экономику, потому что очень большая нагрузка.

С.КАРАГАНОВ – Это неправда. Никто этого не знает. Дело в том, что до определенной степени траты на вооружение являются одним из кейнсианских способов наращивания экономического роста, и они были заложены. Если не было этих трат, проели бы и эти 0,4% или проворовали бы, и я вас уверяю, еще ниже были бы темпы роста. Понимаете, в чем дело, здесь просто есть…, я не сомневаюсь, что у условного Путина есть четкое понимание: если экономика не принимает никаких модернизационных денег, ну, давайте, пускай они создадут чего-нибудь, какие-нибудь вооружения. Ну, не принимает она никакие… потому что у нас нет, грубо говоря, выражаясь языком наших экономистов, институциональных условий, а реально воровство, нелегитимность и политическая собственность и ее незащищенность судом, создают условия, когда вкладывать в нам невыгодно. Пока мы этого не изменим, ничего не будет. Лучше уж тогда вооружение и на дороги потратить. Причем, что на вооружениях своровать можно меньше, чем на дорогах. На дорогах можно своровать процентов 50, а на вооружениях процентов 20. Ну, ладно, надеюсь, что ничего воровать не будут.

И последнее – это по поводу ядерных вооружений. Украина тут не очень причем. Пандоры бокс открыли – напоминаю вам, что напали на Ирак под надуманным предлогом, у которого не было ядерного оружия, это было заранее известно. Напомню вам, что напали и уничтожили Ливию, которая сдала свою ядерную программу. Это такое возмутительное явление, равного которому… Это преступность, это преступление даже, если не считать уничтожение и развала страну, но уже то, что напали на страну, которая отказалась от ядерного оружия…

В.РЫЖКОВ – Но Украина тоже в свое время отдала ядерное оружие под гарантии суверенитета и безопасности.

С.КАРАГАНОВ – Поэтому я и говорю, что это в линии уже существующих проблем, которые усугубляют эту проблему. Страны рациональные, конечно, будут стремиться к ядерному оружию. Иран будет стремиться к ядерному оружию, безусловно. И, наверное, его в какой-нибудь мере и получит. И при этом я хочу напомнить, что отвратительная со всех точек зрения Северная Корея, тихо создав ядерное оружие, но «процветает» - в кавычках, там ужасный режим и нищета, но никто на нее не решается нападать. Поэтому все эти аргументы придется просто отбросить. А мир очень несправедлив, опасен и глуп.

В.РЫЖКОВ – Мир становится все опаснее, доверия между нами и соседями становится все меньше. Переориентация на Китай несет за собой серьезные риски и огромные возможности. Мы беседовали с Наргиз Асадовой с Сергеем Александровичем Карагановым, почетным председателем Совета по внешней оборонной политике и деканом международного факультета Высшей школы экономики. Спасибо!

С.КАРАГАНОВ – Спасибо!

Вторая часть интервью

В.РЫЖКОВ – Я Владимир Рыжков, рядом со мной работает Наргиз Асадова. Мы продолжаем вести репортажи-интервью с Санкт-Петербургского экономического форума. Одна из главных тем, которая обсуждается в эти дни - это санкции, которые ряд западных стран ввели против России; общее ухудшение отношений между Россией и Западом. И наш собеседник, человек, который один из лучших в России, кто понимает международные отношения, геополитику, геополитику, отношения России и Запада, России и Китая, это почетные председатель Совета по внешней оборонной политике, декан международного факультета Высшей школы экономики Сергей Александрович Караганов, который здесь тоже активно принимает участие во многих сессиях.

Первый вопрос, Сергей Александрович, который нас интересует, такой: Можно ли говорить о том, что между Россией и США началась вторая «холодная война».

С.КАРАГАНОВ – Началась вторая «холодная война» - это, безусловно. Она будет немножко другой, но впрочем, и первая «холодная война» не закончилась, хотя мы и объявили ее законченной, просто потому, что наши западные друзья и партнеры решили, что они победили, а мы решили, что мы не проиграли. И, когда наши западные партнеры продвигали зону влияния и контроля на восток, это вызывало дикое раздражение. Это была на самом деле «версальская» политика в мягких перчатках. Точно такая политика без скандального отбора земли и без контрибуций, которая проводилась теми же западными нашими партнерами в отношении Германии, которая привела Германию к фашизму, а мир ко Второй мировой войне в течение одного поколения. Наши западные коллеги не учли этого опыта, хотя мы много раз им говорили, что политика, безусловно, приведет к конфронтации. Я надеюсь, что эта конфронтация будет последней в той «холодной войне», которая шла последние 50 лет, но то, что мы вошли в период ее обострения, немножко другой, чем было до того – безусловно.

Н.АСАДОВА – А в чем главное недопонимание, на ваш взгляд, сейчас в этом конфликте между Америкой и Россией? Смотрите, американцы говорят о том, что Россия нарушила договоренности, которые сложились после Второй мировой войны. Россия так не считает. В чем суть этого противоречия?

С.КАРАГАНОВ – Есть внешняя суть противоречия, которое заключается в том, что Россия частично нарушив некие понимания, которые сложились после Второй мировой войны, реально присоединила к себе Крым. Не единственная страна – много стран присоединяли к себе другие территории, и будут присоединять. Конечно. Таких случаев было очень много. У всех на слуху Кипр. Реально присоединили, притом внутри НАТО присоединили, так что все это было и много раз. Это первое.

А вторая часть этого уравнения заключалась в том, что реального такого понимания не было, а было понимание его западными коллегами и партнерами, которого в той или иной степени придерживался Советский Союз, потому что мы тогда делили мир. Последние 20 лет, когда Советский Союз перестал уравновешивать Запад, Запад сорвался с цепи, к сожалению. Выяснилось, что демократии развязывают войны против демократий. Ну, например, война против Югославии была война против демократической страны, одной из самых демократических в Европе, и уж точно самой демократической в Восточной Европе. Потом была развязана война против Ирака вопиющая, против Афганистана, против Ливии, сломаны уже были так называемые правила. Но Россия пошла уже на слом этих правил в открытую, предлагая, между прочим, о чем-нибудь в конце концов, о чем-нибудь договориться. Но пока еще до договоренностей в разделе Европы и о прекращении «холодной войны», которая продолжалась де-факто речи не дошло.

Что же касается еще одного очень глубокого слоя этой конфронтации, она заключается в том, что выиграв, как им казалось, в «холодной войне», Запад, успокоившись и расслабившись, проиграл послевоенное урегулирование и послевоенный рост. Последние 10-15 лет неожиданно выяснилось, что растет не Запад, и он начал на всех фронтах экономически, потихонечку политически, а НЕРАЗБ, уже и морально. Демонстрация более эффективных моделей развития теснить Запад. И запад оказался в ситуации поигрывающего и эта нынешняя конфронтация есть, с одной стороны, наказание России за то, что она нарушила якобы или, действительно, нарушила правила, а с другой стороны, это есть арьергардный бой проигрывающего партнера. К тому же, совершенно очевидно, и об этом говорят опять же на экспертно-философском уровне, России пытаются нанести поражение еще один раз, надеясь, что это поражение будет воспринято, как поражение Китая, Индии и другого не Запада. А китайцы, индусы и все остальные считают, что Россия, если выиграет, то это будет поражение Запада.

В.РЫЖКОВ – Какие цели ставит перед собой администрация Обамы. Является ли эта цель – просто морально наказать Россию? Является ли целью – экономически наказать Россию? Является ли целью – обрушить экономику России? Является ли цель – обрушить политическую систему России? Или это просто какие-то реактивные спорадические действия, за которыми не стоит никакая стратегия?

С.КАРАГАНОВ – Самому Обаме Россия была совершенно не нужна. У него была абсолютно другая повестка дня. И в каких-то группах его администрации, в американском правящем классе существовало настроение о необходимости остановить наступление России, которого проводилось к тому же весьма элегантно, высокомерно. Было раздражение по поводу этого «мальчика сопливого», который ходил еще 15 лет тому назад попрошайкой, а теперь накачал мышцы и покровительственно пошлепывает уже не просто по плечу, а даже по щекам своих бывших спонсоров. Это настроение было. Что же касается целей, то одна из целей, к сожалению – будем надеяться, что она уйдет – это смести Путина. Это совершенно очевидно.

Во-первых, Путин вызывает раздражение, поскольку он является, прежде всего, благодаря своей манере, воплощением этого нового поднявшегося высокомерного не Запада, потому что он является воплощением этой новой, поднявшейся России. Это опасная политика, по настоящему опасная, потому что люди не понимают, что Владимир Владимирович Путин, кто бы к нему как ни относился, это органическая часть нашей страны. Он не был завезен с Марса, а вырос на родной почве, и этой родной почве в высшей степени соответствует. Поэтому условное в кавычках «свержение» Путина означает развал страны или возможно только через развал страны. А просто так – мы знаем, слава богу, нашего лидера – он не уйдет. Поэтому это довольно опасная политика, но существуют и другие настроения. Ну, просто накажем сейчас, чтобы остановить российскую экспансию на Украине. Давайте накажем, чтобы спасти Украины. Кстати, последнее – невозможно. Украину спасти уже нельзя.

Н.АСАДОВА – Вы сказали… У меня миллион сразу вопросов. Во-первых, вы сказали, что, если уйдет Путин, то Россия развалится, но Путин не вечный, он рано или поздно уйдет. То есть, Россия развалится в любом случае, получается. Простите, вы не могли бы пояснить немножко этот момент. Все-таки наверняка есть какие-то другие варианты развития нашей страны, правда?

С.КАРАГАНОВ – Вы знаете, вы услышали то, что вы хотели услышать. Я не сказал, что если уйдет Путин, то развалится Россия. Я надеюсь, что Владимир Владимирович Путин когда-то уйдет, а Россия будет сильной, веселой, богатой и даже полудемократической страной после него. Я говорю о том, что ставка делается многими нерационально на то, что можно создать условия для того, чтобы это свержение Путина либо через заговор элит – об этом прямо говорят – либо через создание недовольства широких масс населения. А в ситуации, когда Путин все-таки, повторяю, не что-то навязанное, то создание такого рода условий может привести к развалу страны или пойдет через развал страны. Думаю, что когда Путин уйдет, если ему удастся, по крайней мере, девять десятых из того, что он хочет, мы будем богаты и здоровы.

Н.АСАДОВА – Тогда следующий вопрос. Если следовать вашей логике, если они, действительно, хотят смести Путина, тогда они должны усиливать санкции экономические, потому что они экономическим путем его хотят смести, несмотря на то, как будет действовать Россия на Украине. Вот ваш прогноз и, вообще, развилки какие существуют? Вот сейчас Россия вроде, как не вмешивается в украинские дела, и даже вроде сказали, что готовы посмотреть, что там будет с украинскими выборами, официально вроде, как дистанцировалась от этой всей истории, но признав, что Крым наш при этом. При этом у нас есть, действуют до сих пор какие-то экономические санкции. То есть эти санкции будут сняты, если Россия дальше не будет вмешиваться в Украину, или оно наоборот, будут продолжены, следуя вашей логике, потому что они хотят смести Путина?

С.КАРАГАНОВ – Если Россия будет вмешиваться или вынуждена будет вмешаться, ну, например, при гуманитарной катастрофе, взрыве атомной станции или чего-то такого ужасного, то я думаю, что санкции не будут сняты, а будут увеличены. А что же касается относительно нормальной ситуации, то какова она будет нормальной? Россия не очень вмешиваясь, благодаря действиям, в первую очередь Запада и ответу России, довела полунесостоявшееся государство Украина до несостоявшегося. Оно будет разваливаться все время. Вот, сколько мы будем жить, оно будет разваливаться. Будем надеяться, что с минимальной кровью, с минимальными потерями для окружающих и для самих украинцев. Украинцы сами не смогли создать себе государство, благодаря отсутствию государствообразующей элиты – не смогли ее себе воспитать. А толчок, который очень хрупкая Украина получила благодаря этой борьбе вокруг ассоциации с ЕС, добила, с моей точки зрения, Украину. Поэтому ситуация будет постоянно раздражающей. Поэтому будет, в конце концов, и Запад и мы искать новый баланс. Что выгоднее – давить в открытую на Россию или договариваться по тем или иным вопросам?

Если Россия, наконец, покажет хоть какой-то вектор развития, которого у нас нет, и одна из главных причин, почему на нас накладывают санкции или так орут – потому что Россия не предложила ни либерального, ни антилиберального курса, а просто болтается как в проруби уже 8 лет, то говоря о модернизации, то еще что-нибудь о приятненьком таком. Если мы покажем, во-первых, хоть какой-нибудь вектор движения и развития, и во-вторых, если увидят, что мы всерьез будем сближаться с Китаем, что опасно для Запада, то я думаю, что баланс изменится, и часть так называемых санкций отойдет, и ситуация нормализуется. Но по-настоящему она не нормализуется. Удар был нанесен страшный, удар был нанесен моральный, в первую очередь, по Западу и по России тоже.

Мы помним, как мы готовились к этой конфронтации, накачивая антиамериканизм и антизападные настроения. Мы знаем, что то, что произошло, на Западе очень серьезно изменило значительную часть элиты. Ее сейчас трясет при упоминании о России. И опять же повторю: в том числе, из-за своего собственного унижения. Вспомните… ну, вы не вспомните, а мы с Владимиром Александровичем можем вспомнить, как трясло российскую элиту и российское население в 90-е годы, какая ненависть совершенно неописуемая была к Западу, который, в общем, может, несправедливо, неправильно, но вполне улыбчиво и доброжелательно, но ненавидели страстно. Приблизительно такое, но в другом варианте мы испытываем со стороны Запада. Это удивительное явление, мы не можем понять его. Потому что нам кажется, что Запад благополучен, но ощущение внутреннего неблагополучия очень сильно. Так вот поэтому, я думаю, что пока мы не выйдем из этого промежуточного состояния, плохие отношения или тот или иной вариант плохих отношений будет сохраняться. Напомню всем нам, что и Европа и Америка и Россия уже давно находятся в тупике развития, не знают, что делать. Особенно Европа и Россия. И той конфронтации подспудно или явно – явно – кто был поумнее, а подспудно – кто был поглупее – хотели все.

В.РЫЖКОВ - Запад, конечно, теряет постепенно свою долю и в мировой экономике, Запад теряет свою долю в мировой торговле, Запад теряет свою долю в инвестициях. Еще одна проблема той же Европы – то, что Европа теряет свою долю в мировом населении очень быстро, чего, кстати, не скажешь о США, которые продолжают наращивать население. Но, тем не менее, Запад сохраняет целый ряд серьезнейших преимуществ по отношению и к Китаю и к России. Прежде всего, речь идет о фундаментальной науке, речь идет о самых последних современных технологиях, речь идет о пока еще контроле международной финансовой системы и так далее. Сергей Александрович, нет ли опасности, что эта конфронтация, в которую мы сейчас вступили и та ненависть взаимная, которая обуревает сейчас две страны, о которой вы сказали, помешает той задаче, в которой Россия реально нуждается - модернизация. Для модернизации нужны производства, технологии, новые продукты, конкурентоспособные. Нет ли опасности, что мы сейчас кинемся в объятия к Китаю и потеряем технологические преимущества, которые может дать только Запад?

С.КАРАГАНОВ – Безусловно, такая опасность есть, она совершенно очевидна, поэтому просто не буду здесь противоречить. Дополню некоторыми «но». Это «но» заключаются в следующем. Первое. Все говорят, что Россия – и правильно совершенно говорят – не производит новых технологий, поэтому должна эту технологию завозить. Она не производила очень многих технологий и раньше, но завозить теперь есть много, откуда. Проблемы с капиталом, вообще, уже нет. Потому что, если еще пять лет назад все говорили, что главным источником капитала является Запад, сейчас это смешное утверждение. Главным источником капитала является мировой финансовый рынок, а главным поставщиком на этот мировой рынок являются азиаты, которые не имеют социальной системы, сохраняют от 20 до 48 процентов своих зарплат, откладывают на пенсию, и за счет этого жирует весь мир. Можем жировать и мы – было бы куда вкладывать.

А технологии тоже, в общем, можно доставать, просто они стоят дороже. Сейчас и Запад перестает быть единственным источником технологий. Но нам технологии не нужны. Вот были у нас возможности ввозить технологии с Запада - что, мы модернизировали свое производство? Чего мы добились. Особенно меня бесит последние 8-10 лет. Ну, ладно, в 90-е годы мы выживали, было плохо. Ладно, восстанавливались в начале прошлого десятилетия. А дальше-то что? Мы же ничего не модернизировали. Мы же не создали ни одной отрасли промышленности реально новой, за исключением продления нескольких, есть у нас, конечно, лидеры.

Но, повторяю: пока мы сами не начнем в себя вкладывать, не создадим себе условий, все эти эмбарго смешны. Ну, да – какие-то производства не будут созданы, каких-то товаров не будет. Не будет того или иного сорта виски, вина не будет, туфель не будет вам, если вам нужны туфли. Хотя туфли будут ввозить. Все равно они делаются в Китае, потом на них шлепают европейскую наклейку. Но, в принципе, все будет, конечно.Вопрос, что нам нужна собственная стратегия развития, которой, повторяю, не в либеральном, ни в антилиберальном виде как не было, так и нет. А что еще более потрясающее, что до сих пор никто не может ничего предложить. Вот мы уже в нуле сидим – никто ничего не предлагает.

В.РЫЖКОВ – Почетный председатель Совета по внешней оборонной политике, декан международного факультета Высшей школы экономики Сергей Александрович Караганов.

Эхо Москвы

24 мая 2014

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Май 2014 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23
25 26 27 28 29 30 31
Новости в стране

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

06 апреля 2017
Прожиточный минимум в России сократился в конце 2016 года до 9700 рублей

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков