Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков и Анатолий Торкунов о состоянии российского образования

В. РЫЖКОВ: Добрый день, я приветствую аудиторию радио «Эхо Москвы», я Владимир Рыжков, наша команда – команда «Эха Москвы» уже второй день работает на Санкт-Петербургском экономическом форуме. К нам в студию приходят очень интересные гости, и я раз представить Анатолия Торкунова, ректора знаменитейшего нашего славного ВУЗа МГИМО при МИД РФ. Добрый день, Анатолий Васильевич.

А. ТОРКУНОВ: Добрый день.

В. РЫЖКОВ: Добрый день. Ну что, как вам работается здесь на форуме?

А. ТОРКУНОВ: Здесь такая атмосфера… Знаете, атмосфера с одной стороны праздника, а с другой стороны настолько все заняты, такое (неразборчиво) движение по всем павильонам, поскольку все хотят успеть побывать на максимальном количестве дискуссий, выступить по самым разным вопросам, и в общем такой, вдохновляющее мероприятие.

В. РЫЖКОВ: Я начну сразу с трудного вопроса, который я уверен, волнует очень многих. Тех, кто нас сейчас слушает. Последние сколько? Лет 15-20 наверное, мы интегрировали нашу систему образования с европейской. Мы переходим на болонские стандарты, мы разделяем бакалавриат/магистратуру. Вот я сам например с большим удовольствием преподаю у Сергея Краганова, на международном факультете вышки, да? А сейчас вокруг из-за украинского кризиса, из-за всех этих событий, у нас происходит серьезнейшее охлаждение отношений с западом. В большей степени с США, в меньшей степени пока по крайней мере с европейским союзом. Но все-таки сам факт, что против России впервые за постсоветский период введены санкции, в том числе и европейскими странами, европейским союзом, это конечно серьезная вещь. Вот мой вопрос такой, как Анатолий ваше мнение, не приведет или это к разрыву наших образовательных, научных, исследовательских, преподавательских, студенческих, аспирантских и прочих контактов?

А. ТОРКУНОВ: Вопрос закономерен. Я должен сказать, что мы провели 2 недели тому назад глобальный университетский форум. Он должен был проводиться на полях восьмерки в связи с запланированной встречей.

В. РЫЖКОВ: Здесь у нас в России?

А. ТОРКУНОВ: Да, у нас в России. Но поскольку встреча не состоялась по известным причинам, тем не менее было принято решение провести университетский форум. И практически отказа по приезду у нас не было. Более того…

В. РЫЖКОВ: Уровень участия не был снижен. Потому, что я вот здесь вижу например на этом форуме экономическом, что компании присутствуют, но не первыми лицами. То есть, они нашли такую промежуточную форму, что вице-президенты, вице-президенты по каким-то региональным рынкам и так далее. У вас не произошло снижение уровня пока контактов?

А. ТОРКУНОВ: Ну, я посмотрел кстати по предыдущему форуму, просто чтобы была определенность в этом вопросе.

В. РЫЖКОВ: Да.

А. ТОРКУНОВ: До этого форум проводился в Англии, и проводился университетом Уорлика. Должен сказать, что там тоже не очень много было первых лиц. Главным образом на уровне проректоров, деканов. В нашем случае было несколько знаковых проректоров, в том числе их Великобритании. Из США были представители на уровне проректоров, деканов, заведующих кафедрами. Ну, были ректоры из Японии, были ректоры из Китая, были ректоры из стран ближнего востока, очень большая представительная группа.

В. РЫЖКОВ: То есть, пока к счастью мы не видим перелива вот этого, перетока санкций на университетском уровне, да?

А. ТОРКУНОВ: Более того, академическое сообщество, университетское сообщество высказывается за то, чтобы вот в такой период, когда возникает турбулентность в международных отношениях, максимально сотрудничать с тем, чтобы во-первых не потерять то, что уже достигнуто, а во-вторых работа на будущее. Это очень важно.

В. РЫЖКОВ: Вообще нужно правильно политизировать образование, да? И политизировать науку.

А. ТОРКУНОВ: Конечно.

В. РЫЖКОВ: Как можно вообще политизировать науку?

А. ТОРКУНОВ: Вот у меня тут вернулась команда из Франции. Подписали новое большое соглашение с очень важной структурой, с которой давно сотрудничает высшая коммерческая школа Парижа. Одной их лучших бизнес-учреждений образовательных в Европе. Существенно расширили от 20 человек в год совместную магистерскую программу. То есть, 20 с нашей стороны, 20 с французской стороны, получают 2 диплома: наш и высшей коммерческой школы Франции. И такой процесс продолжается. Сегодня мы уже выходим на 20 совместных магистерских программ наш университет. Но я знаю, что и в наших партнерских, братских университетах такой же тренд.

В. РЫЖКОВ: Абсолютно точно.

А. ТОРКУНОВ: Это мне кажется, очень позитивное явление.

В. РЫЖКОВ: Я напоминаю, у меня в студии… У меня Владимира Рыжкова – Анатолий Торкунов, ректор нашего знаменитого университета МГИМО. Университета, который готовит в том числе кадры для российско-дипломатической службы. Я все-таки хочу еще раз уточнить вопрос: Вся стратегия развития российского образования последние десятилетия строилась на интеграцию в европейскую систему образования. Нет ли опасности сейчас, что произойдет переориентация самой стратегии развития образования? Что мы скажем, ну нет, не годятся нам эти болонские критерии, давайте смотреть куда-нибудь я не знаю там китайские критерии какие-нибудь, там не знаю. Пока нет такого намерения, нет таких настроений, нет (неразборчиво).

В. РЫЖКОВ: Но дело в том, что китайцы тоже перешли на двухступенческую модель бакалавр/магистр. Они тоже ведь очень активно занимаются интернационализацией. Кстати мы работаем сегодня над тем, чтобы открыть совместно магистерскую программу.

В. РЫЖКОВ: В том числе и с Китаем.

А. ТОРКУНОВ: С Китаем. Она будет и англоязычная, и на русском и китайском языках. Это основной тренд сегодня в развитии образования. Образование развивается в рамках интернационализации. И ясно, что в условиях замкнутости системы образовательной, ни одна страна прорыва сделать в этой области не сможет. Поэтому я уверен в том, что наметившиеся… Какие наметившие? Уже глубокие абсолютно процессы, связанные с интернационализации жизни всех наших ВУЗов, и не только московских. Мы прекрасно знаем, что очень многие наши сильные университеты, которые…

В. РЫЖКОВ: Безусловно. Вот я недавно был в Красноярске, там как раз федеральный университет…

А. ТОРКУНОВ: Красноярска, Иркутска, и на Алтае.

В. РЫЖКОВ: И на Алтае очень сильно развивается…

А. ТОРКУНОВ: Наши Волжские университеты. Имеют очень глубокие сильные связи с зарубежными ВУЗами. Вот я когда бываю в университетах за рубежом на конференции, я иногда даже удивляюсь, насколько эти связи обширные. И научные связи, и совместные изыскания, и совместные программы, и совместные экспедиции там, где есть необходимость работы в поле. Мне очень хочется верить, что все это сохранится, и будет только расширяться.

В. РЫЖКОВ: Еще одна тема, которая вчера обсуждалась… Я вчера был здесь на большой сессии, которую вел Герман Греф. И как раз она была посвящена вопросам конкурентоспособности России в новых, к сожалению ухудшившихся условиях, особенно в этом году. И там одной их ключевых тем была тема изоляции – самоизоляции. И мы сейчас видим определенные тенденции в этом направлении. Вы знаете о том, что ряд силовых структур не рекомендовали своим сотрудникам выезжать за рубеж, усиливается режим секретности, и так далее. А в какой степени это может коснуться ВУЗа, в частности такой важный… Стратегический я бы сказал важный ВУЗ, как МГИМО? Нет ли опасности, что вы будете вводить какие-то ограничения на выезд своих сотрудников на международные контакты, на… Да даже деньги зарубежные. Наверняка МГИМО как крупнейший университет наверняка имеет массу совместных проектов, в том числе связанных с финансированием. Вот не может ли вот это охлаждение сказаться на поездках, контактах с иностранцами, и совместных финансовых проектах… Ну, имеется в виду не финансовых проектов, а имеется в виду проектов, связанных с иностранным финансированием.

А. ТОРКУНОВ: Прямого иностранного финансирования у ВУЗов нет, помимо совместных финансирований проектов, в том числе магистратура (неразборчиво).

В. РЫЖКОВ: Ну, я ровно и говорю о тех (неразборчиво).

А. ТОРКУНОВ: Но а как (неразборчиво) финансирование они просто не могут функционировать, поскольку ребята проводят год на родине, год за рубежом. Те, кто приезжает из-за рубежа за образовательные проекты, должны и программы оплатить, так что это естественный процесс, который регулируется достаточно четко законодательством. Я на этом направлении кстати не вижу проблем на сегодняшние моменты. Надеюсь, что они не появятся и в будущем. Что касается обменов, то они последнее время только расширяются. Во всяком случае, если говорить о будущем…

В. РЫЖКОВ: Никаких признаков изоляции, либо самоизоляции я не наблюдаю.

А. ТОРКУНОВ: Ну, я вам только что рассказал о французском примере. У нас довольно большая магистратура открыта только в этом году со Шведским университетом совместно. И все планы, которые у нас существуют, они реализуются, ребята готовятся, мы готовимся принять. Другие проблемы возникают, вот в нашем случае в частности. У нас гораздо больше заявок на прием студентов из-за рубежа, чем есть возможности предоставить им жилье в Москве. А вы знаете, что жилье в Москве достаточно дорогое, если его снимать (неразборчиво).

В. РЫЖКОВ: Безусловно, да.

А. ТОРКУНОВ: И вот мы с большим нетерпением ожидаем начала строительства общежития, поскольку постановление правительства соответствующее на этот счет есть. Это бы решило проблему. Потому, что число заявок растет, причем из самых разных стран. И из стран Европы, и из стран Америки, и стран ближнего востока, Африки. Я уже не говорю о традиционных партнерах таких, как Китай, Южная Корея, Япония.

В. РЫЖКОВ: Я напоминаю, у меня в студии Анатолий Торкунов, ректор МГИМО, мы работаем в студии «Эхо Москвы» на Санкт-Петербургском экономическом форуме, и в этой связи как раз у меня вопрос. Очень много пеняют нашему образованию, что оно готовит не тех, не для того, не тому учат, и что наша экономика не получает востребованные кадры. Что ВУЗовская наука живет сама по себе, и ВУЗовское образование. А экономика идет своей дорогой. Как МГИМО вписан в современную российскую международную экономику? Готовите ли вы те кадры, которые нужны нашим компаниям?

А. ТОРКУНОВ: Во-первых критика справедлива, но для того, чтобы преодолеть такого рода трудности, с которыми сталкивается сегодня система подготовки (неразборчиво) кадров, надо активно работать с заказчиками.

В. РЫЖКОВ: С компаниями.

А. ТОРКУНОВ: С компаниями, и мы на протяжении последних уже десятилетий, очень активно работаем с компаниями. А в чем заключается эта работа? Прежде всего мы создаем целую серию базовых кафедр. Имеется в виду, что в университете создаются кафедры, где работают практики, которые реализуют значительную часть учебных программ.

В. РЫЖКОВ: То есть люди, которые сами работают в этих компаниях.

А. ТОРКУНОВ: Да. Но вы знаете, что в компаниях у нас…

В. РЫЖКОВ: И готовят сами себе специалистов, да?

А. ТОРКУНОВ: В компаниях у нас, особенно в результате оттока их науки, вообще из академии наук. Очень много людей с докторскими, с кандидатскими степенями, имевшими опыт работы в высших учебных заведениях, а теперь имеющих хорошую практически работу. В том числе кстати говоря и опыт работы с зарубежными партнерами. И они с огромным… Ну, видимо мучает ностальгия прошлую научную (неразборчиво). Есть конечно и понимание руководителя, ответственность. Вот у нас, нашу базовую кафедру возглавляют руководители крупнейших компаний российских. Конечно, они не в состоянии читать такие комплексные курсы потому, что это требует большого времени, но они проводят, причем на регулярной основе мастер-классы. Вот вчера мы были на мероприятии Газпромбанка, но я должен сказать, что и президент, и практически все вице-президенты, в зависимости от их специализации, в учебном процессе принимают участие. И когда мы опрашиваем студентов, магистров. Дважды в год такого рода опросы проводятся, они дают самую высокую оценку вот такому сочетанию труда наших преподавателей профессиональных, и приглашенных специалистов. Но и самое главное, что и в случае с Газпромбанком и в случае с Роснефтью, где тоже существует много лет базовая кафедра и с Ростехнологиями. Практически всех выпускников этих магистратур, эти структуры забирают себе на работу. То есть, они конечно в гораздо большей степени готовы к тому, чтобы включиться в эту работу немедленно. Ну я уже не говорю о том, что в течении двухгодичного обучения они проходят там довольно большую практику по времени. Так что они уже как говорится, и с инструментом поработают на месте.

В. РЫЖКОВ: У вас есть статистика по вашим выпускникам, как у них с трудоустройством? Ну, я готов предположить с ходу, что такой престижный ВУЗ как МГИМО, там возможно у вас ребятишек расхватывают с руками, ногами, начиная с третьего курса. Но все-таки, вот вы не отслеживаете?

А. ТОРКУНОВ: Ну, мониторинг… Вы знаете, что проводится же мониторинг, и вот недавно его результаты опубликованы. По этому мониторингу, правда в данном случае Минобразования обращается в центр занятости, у нас нет стоящих…

В. РЫЖКОВ: Нет выпускников МГИМО без работных, да?

А. ТОРКУНОВ: Стоящих в очереди на работу.

В. РЫЖКОВ: История этих фактов (неразборчиво).

А. ТОРКУНОВ: Хотя конечно я тоже не идеализировал бы это. По-разному же складывается жизнь. У кого-то не получилось, кто-то вышел на работу, и не сложилось.

В. РЫЖКОВ: Вы по-прежнему предоставляете кадры для МИДа, и значительная часть ваших выпускников (неразборчиво).

А. ТОРКУНОВ: Да, это наша основная задача важная. Но конечно если говорить об общем объеме выпускников, это не подавляющее большинство мягко выражаясь.

В. РЫЖКОВ: Ну понятно, да.

А. ТОРКУНОВ: Это определенная часть.

В. РЫЖКОВ: МИД не может (неразборчиво)

А. ТОРКУНОВ: И главным образом конечно это люди, которые изучали редкие языки, 53 языка редких, которые…

В. РЫЖКОВ: Вы все-таки сохраняете?

А. ТОРКУНОВ: Они сохраняются, и конечно потребность в них есть, и как бы не говорили о том, что она уменьшается – наоборот мы видим, что она увеличивается. У нас был бирманский язык. На каком-то этапе, когда ну, состарились преподаватели, мы не стали школу восстанавливать. А сейчас у нас бурно развивается отношения (неразборчиво).

В. РЫЖКОВ: Сейчас оказалось, что страна открывается, и появились (неразборчиво).

А. ТОРКУНОВ: (Неразборчиво) и туристские связи.

В. РЫЖКОВ: Туристические связи, да.

А. ТОРКУНОВ: Так что мы не смотря на затратность, стараемся все эти языки поддержать.

В. РЫЖКОВ: Что здесь на форуме? Вас помимо участия в общих дискуссиях по системе образования, по ее вписанности в экономическое развитие… Есть какие-то более практические задачи, которые вы на этих форумах решаете?

А. ТОРКУНОВ: С утра мы были на главном завтраке с итальянскими партнерами в рамках форума российско-итальянского, в котором мы давно мы давно участвуем. И у нас, надо сказать более 10 партнеров среди итальянских университетов и исследовательских центров. И в том числе в таких чувствительных и важных сферах как энергетика. В частности у нас реализуется уже много лет весьма успешно совместная программа с одним из лучших европейско-экономических университетов Бакони в Милане. И наша идея заключается в том, чтобы компании крупные, такие как «Эни», «Инель», активнее включились в то, чтобы нам на совместной платформе готовить специалистов…

В. РЫЖКОВ: У них кстати я видел по программе, эти компании здесь тоже на форуме присутствуют, работают, да.

А. ТОРКУНОВ: Да, да, мы с ними сотрудничаем.

В. РЫЖКОВ: Да.

А. ТОРКУНОВ: Но хотелось бы, чтобы это сотрудничество носило более системный характер. С тем, чтобы они поддерживали наш с университетом Бакони, с другими итальянскими университетами, программу направленную на то, чтобы подготовить специалистов, способных помогать углублению сотрудничества между российским и итальянским бизнесом. И вот такую задачу мы ставим. Более того, мы сегодня говорим и о создании совместных аспирантур с итальянскими университетами для того, чтобы углубленно заниматься исследовательской работой, в том числе и в энергетической области.

В. РЫЖКОВ: Хорошо. Спасибо, я благодарю Анатолия Торкунова, ректора МГИМО, который так же как и мы работает здесь на экономическом Петербургском… На международном экономическом форуме. И я еще раз повторю, что с моей точки зрения ключевая ведь для успеха нашей экономики – это качество нашего образования.

А. ТОРКУНОВ: Согласен.

В. РЫЖКОВ: Есть Россия здесь не выйдет на передовые рубежи по качеству образования, профессионального образования, классического образования, гуманитарного образования, технического образования, то мы будем не конкурентоспособны. Поэтому я желаю вам повышать как говорится способность МГИМО, и это будет означать повышение конкурентоспособности всей нашей системы образования.

А. ТОРКУНОВ: Будем стараться.

Эхо Москвы

23 мая 2014

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Май 2014 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23
25 26 27 28 29 30 31
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков