Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Перехват с В.Рыжковым и В.Дымарским

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый день. Программа «Перехват», Владимир Рыжков, Виталий Дымарский. И у нас сегодня, не столько мы тему перехватываем, сколько гостей.

В. РЫЖКОВ: Да. Тема у нас одна.

В. ДЫМАРСКИЙ: В первой части у нас…

В. РЫЖКОВ: Выборы, митинг.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, в первой части у нас были Ксения Собчак и Дмитрий Гудков, второй час мы начинаем с Дмитрием Орешкиным, что не менее приятно…

В. РЫЖКОВ: Извини, я сделаю короткое объявление. Что-то у нас какие-то технические неполадки с Сетевизором, но сейчас наши технические работники… А, уже сделали. Ну, все, уже сделали, так что можете смотреть спокойно дальше. Хорошо.

В. ДЫМАРСКИЙ: У нас Дмитрий Орешкин все-таки в гостях, а не Сетевизор…

В. РЫЖКОВ: Несмотря ни на что.

В. ДЫМАРСКИЙ: Несмотря ни на что. Несмотря на Сетевизор, не глядя на Сетевизор (смеется). Помимо Сетевизора, +7-985-970-45-45 для ваших смсок и аккаунт @vyzvon на Твиттере. Чтоб не задерживать, а то мы и так немножко припозднились с выходом в эфир Дмитрия Орешкина, сразу же Дмитрию Орешкину первый вопрос: и что?

Д. ОРЕШКИН: Ну, это постоянный вопрос, все время в голове сидит. Я думаю, что и много, потому что за эти полгода общество сильно поменялось. Понятно, что власть постарается это все сплюнуть через левое плечо. Ну, ей, собственно, ничего не остается делать. А вот то, что люди поменялись, мне кажется очевидным, очевидным процессом. Начинается, как всегда, любая инновация начинается в столицах (Москва, Питер), а потом она через год всплывает в городах-миллионниках, а потом по всей Руси Великой. То есть мы находимся в начале очень серьезного процесса. Я думаю, что митинговая активность пойдет на спад. Ну, это нормально, потому что нельзя все время ходить на цыпочках…

В. ДЫМАРСКИЙ: А чем ее можно заменить?

Д. ОРЕШКИН: Вот это самый интересный вопрос. Мне кажется, что чем-нибудь заменится. Потому что у меня есть такая рабочая гипотеза, что заменится структуризацией протестного движения через политические партии. Теперь есть возможность создавать партии…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, пока нет.

Д. ОРЕШКИН: Почему? Она уже появилась. Ну, пообещали.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, пообещали, да, пока обещания.

Д. ОРЕШКИН: Ну, если нет, не реализуют это, то, во-первых, это будет очевидный обман. Впрочем, нам не привыкать.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот именно.

Д. ОРЕШКИН: А во-вторых, просто это значит, что власть вынудит протест радикализироваться. А вот мне бы, например, этого не хотелось. Я бы хотел, чтобы он вошел в нормальный легальный политический такой, ну, извините за выражение, дискурс или в каналы, которые вполне вписываются в законодательство в действующее, чтобы появились новые политические партии с новыми лидерами, с новыми программами и с новым, что самое важное, политическим опытом. Надеюсь, что это и произойдет. Собственно говоря, я не вижу никаких других возможностей мирного развития этого процесса. А не мирное развитие – ну, это значит, Белоруссия, это значит, Лукашенко.

В. ДЫМАРСКИЙ: Забыл сказать еще, что у нас на Сетевизоре новое голосование началось. Вопрос такой: по вашим ощущениям, фальсификаций было больше на парламентских или президентских выборах? Если вы считаете, что на парламентских, вы нажимаете на «Да», если вы считаете, что на президентских – на «Нет». Здесь у нас в Сетевизоре, к сожалению, только два есть слова, «Да» и «Нет».

В. РЫЖКОВ: Да, просто я поясню, Виталий. Сейчас очень много обсуждается, что президентские выборы якобы были более чистыми и якобы проходили…

В. ДЫМАРСКИЙ: Не влияй на голосование.

В. РЫЖКОВ: … под более прозрачным контролем. Поэтому просто ваше мнение, чисто ваше мнение, тем более, если вы ходили голосовать…

В. ДЫМАРСКИЙ: Когда было больше…

В. РЫЖКОВ: Когда было больше? Если на думских, то «Да», если на президентских, то «Нет». Вот два варианта ответа. Ваш ответ? Или не будем влиять?

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, не будем влиять.

В. РЫЖКОВ: Не будем влиять. Дмитрий, тогда вот такой вопрос. Вот вы профессионально много лет занимаетесь анализом выборов, электоральной статистики, нарушений и так далее. В чем была особенность президентских выборов, вот в чем была особенность этого дня 4 марта?

Д. ОРЕШКИН: Большая новость заключается в том, что власть демонстрирует способность воспринять меняющуюся ситуацию. Вот на думских выборах было очень много примитивного ночного фальсификата. Ночной – это значит: проголосовали, бюллетени посчитали, протокол составили, несут его из участка в территориальную избирательную комиссию и где-то там по дороге переделывают. Это все достаточно легко фиксируется, потому что у наблюдателей-то есть копии. Человек смотрит: у него в копии доля голосов за «Единую Россию» вот такая, а на сайте Центризбиркома – вот сякая. И по этому поводу было очень много шума. Сейчас, во всяком случае, в Москве, вот в Москве точно практически до полутора-двух процентов снизилось вот это вот ночное фальсификационное движение. Не скажу за всю Россию в целом, но, похоже, что, за отдельными исключениями, это тоже старались снять. В Питере очень сильно прокололись, там вот этого нет как раз.

В. ДЫМАРСКИЙ: Новые технологии.

Д. ОРЕШКИН: Но появились… вот замечательное изобретение «предприятия непрерывного производственного цикла».

В. РЫЖКОВ: То, что я поймал на Митинском участке.

Д. ОРЕШКИН: Ну, их так много было, что почти все видели. Вот такие предприятия, как, например, «Техносила» или, там, магазин «РИО» оказались…

В. РЫЖКОВ: У меня был «Тоннельстрой»…

Д. ОРЕШКИН: «Водоканал», по-моему, там…

В. РЫЖКОВ: … и «Капиталстрой». По 500, по 600 мужиков привозили автобусами.

Д. ОРЕШКИН: Капитал, значит, строится в масштабе непрерывного производственного цикла, и люди должны голосовать именно…

В. РЫЖКОВ: Тоннели так же строятся, видимо.

Д. ОРЕШКИН: Видимо, так, да. Вот это находка, это, значит, новация такая новая. Получается, что ночные фальсификации, во всяком случае, в Москве и в значительной части, наверное, Российской Федерации в целом, снизились за счет увеличения дневных.

В. РЫЖКОВ: То есть одни виды фальсификаций заменили другими видами фальсификаций.

Д. ОРЕШКИН: Ну да, по-моему, это достаточно очевидно. Но самое интересное произошло в Питере, потому что там очень старались и поэтому решили действовать и днем, и ночью, в непрерывном производственном цикле. В результате, например, на сайте, который называется «Сводный протокол» (это «Лига избирателей» организовала) из… я даю данные на ночь 8 марта, сейчас они немножко уже поменялись. Так вот, из двухсот девяноста одного протокола, которые наблюдатели получили, в 52-х случаях расхождение с ГАС «Выборами». Всегда в пользу Путина. Минимальный вброс ночной – 23 голоса, это стыдно вообще, не стоило пачкаться…

В. РЫЖКОВ: Чего мелочились, да?

Д. ОРЕШКИН: Да. А максимально около 700. Если в среднем по этим 52-м участкам посчитать, то 300 плюс-минус 10 голосов прибавили Владимиру Путину. Если это все на город растянуть, то получается от 130 тысяч голосов за Путина ночью приписано до 155. Значит, это от его суммарного результата или 5 (по минимуму) или 7 (по максимум) процентов. А поскольку у него реальная цифра… официальная цифра 58,8%, значит…

В. РЫЖКОВ: В Питере?

Д. ОРЕШКИН: Да, про Питер мы говорим. Значит, можно вычесть из него 7, это будет 52%, или 5 – тогда будет 54%. То есть, без ночных фальсификаций у Путина в Петербурге 52-54%. Но ведь были еще дневные, которых было не меньше, чем в Москве.

В. РЫЖКОВ: Там тоже были непрерывные циклы, подвозили автобусами…

Д. ОРЕШКИН: Ну, естественно, все то же самое. Так что, похоже, что в Питере тоже пятидесяти не было…

В. ДЫМАРСКИЙ: У меня два… нет, у меня один вопрос к Орешкину. Здесь просто нас спрашивают, где объявленный Каспаров, Оля спрашивает. Он будет, да, Гарри должен прийти вот-вот. Дмитрий Орешкин, у меня вот какой вопрос, собственно говоря. Вот все говорят: «А зачем Путину нужны были вот эти 64%? Что, ему было мало, там, 53-х, условно говоря?» - если, там, 11% у нас или 12% у нас там – фальсификации.

Д. ОРЕШКИН: Интересный вопрос. Во-первых, мне кажется, машина электоральная едет и обладает инерцией…

В. ДЫМАРСКИЙ: Невозможно остановить.

Д. ОРЕШКИН: Да, значит, и хотелось бы ее остановить, но… вот в некотором смысле поменяли. То есть, вот доля ночного фальсификата уменьшилась. Но увеличилась доля дневного – похоже на это, во всяком случае. То есть, с одной стороны, инерционность машины. С другой стороны, стилистика. Вот европейские журналисты, они говорят: «Ну, зачем? Ведь замечательный результат». 40-45% - реальный рейтинг премьера по стране. Для любого европейского претендента – это мечта. Значит, у нас не совсем европейская система, потому что победить во втором туре – это вроде как значит, ты вступаешь в договорные отношения с тем, кто… с кем-то условно…

В. РЫЖКОВ: Уже не получается самодержавия.

Д. ОРЕШКИН: Уже не получается султаната. А все-таки…

В. ДЫМАРСКИЙ: Согласен. Но, с другой стороны, второй тур – это все об этом говорили, разумные, во всяком случае, политики – второй тур – это больше легитимности.

Д. ОРЕШКИН: Безусловно, безусловно. Я думаю, что процентов 95 вероятности, что Путин честно победил бы во втором туре. Он действительно популярен. И я думаю, что процентов 45 граждан точно его поддерживают. Ну, учитывая телевизионную накачку, все это, все это вместе учитывая. Ну, в нынешней ситуации примерно так. Но на самом-то деле, понимаете, какая штука? Второй тур – вещь рискованная. Условно, выходит во второй тур Путин–Зюганов, условно, выходит во второй тур Путин–Прохоров – не важно. Есть такое железное правило российской электоральной статистики: если лидер действующий, де-факто контролирующий власть, не победил в первом туре – это опыт губернаторских выборов, когда они у нас еще были – то у него только одна четверть шанса, что он во втором побеждает. Потому что он и так все ресурсы в первом туре подтянул под себя, а все, что он не смог подтянуть, оно разошлось по остальным…

В. РЫЖКОВ: Все недовольные сплотятся, да…

Д. ОРЕШКИН: И есть шанс, что все недовольные могут взять, сцепить зубы и проголосовать условно за Зюганова или за Прохорова. Вот такого риска, по-видимому, Владимир Путин допустить не может. Помните, как он... не он, а Собчак и его команда проиграли в Петербурге?

В. РЫЖКОВ: Ну, и Путин тоже, он там в штабе был одним из руководителей.

Д. ОРЕШКИН: Ну, безусловно, он был сильным участником, хотя Владимир Евгеньевич Чуров говорит, что он как бы и ни при чем. Нет, при чем, конечно, и опыт у него…

В. РЫЖКОВ: То есть, Чуров фальсифицирует не только выборы, но и историю.

Д. ОРЕШКИН: Историю, конечно. Ну, работа такая. Вот. То есть ему, видимо…

В. ДЫМАРСКИЙ: … сфальсифицировал наше будущее.

Д. ОРЕШКИН: Ну, Бог с ним. Второго тура побаивается наш национальный лидер, поэтому он хотел сделать так, чтобы все было гарантировано. Он не любит ситуации с непредсказуемым будущим.

В. РЫЖКОВ: Дмитрий, скажите, пожалуйста, вот в этот раз мы видели огромный энтузиазм людей, огромное количество людей пошло в наблюдатели, огромное количество людей присылало данные, там, на «SMS-ЦИК», «РосВыборы», «Гражданин Наблюдатель», в ассоциацию «Голос» и так далее…

Д. ОРЕШКИН: Десятки тысяч.

В. РЫЖКОВ: Да. Вот тот массив, который сейчас у вас имеется, удастся его обработать, проанализировать и дать достаточно точную цифру фальсификаций и механизмов? И когда мы можем этого ожидать?

Д. ОРЕШКИН: Тяжелая работа…

В. РЫЖКОВ: Понятно, что тяжелая, да, десятки тысяч протоколов.

Д. ОРЕШКИН: Я думаю, что, да, недели две как минимум на это потребуется. Конечно, мы это сделаем. Тут проблема в том, что, например, когда мы разрабатываем данные «Гражданина Наблюдателя», они опираются на волонтерскую выборку. А волонтеры…

В. РЫЖКОВ: Да. Вот я, например, по их линии ездил в мобильной группе.

Д. ОРЕШКИН: Ну да. Как правило, это Москва, как правило, это Питер…

В. РЫЖКОВ: В большей части.

Д. ОРЕШКИН: … продвинутые территории. Когда мы все в кучу собираем, у «Гражданина Наблюдателя» получается за Путина 48% пока...

В. РЫЖКОВ: Пока еще.

Д. ОРЕШКИН: Ну да. Но надо понимать, что значительная часть выборки сконцентрирована в Москве. А в Москве даже официальная цифра за Путина 48. Ну, у того же «Гражданина Наблюдателя» - 45. То есть, ну, разница не велика. Значит, за счет огромного вливания московских протоколов мы можем получить искаженный результат по всей стране. Поэтому задача простая…

В. ДЫМАРСКИЙ: А в Москве был минимум фальсификаций, видимо.

В. РЫЖКОВ: Ну, какой минимум…

Д. ОРЕШКИН: Ночного меньше было вот этого самого. То есть, ну, скажем, 45 – реальная цифра, 48 – официальная.

В. ДЫМАРСКИЙ: Если они официально дали даже меньше…

В. РЫЖКОВ: 45 – это вы считаете с вот этими непрерывными циклами?

Д. ОРЕШКИН: Конечно.

В. РЫЖКОВ: А как же можно говорить, что это честный подсчет?

Д. ОРЕШКИН: А я не говорю, что это честный подсчет.

В. РЫЖКОВ: Если в Митино, я смотрел, там 463 жителя, пришла треть, в лучшем случае, а вот эти с автобусами приехали все 100%, это что, по вашему, не искажение?

Д. ОРЕШКИН: Искажение…

В. РЫЖКОВ: Гигантское искажение!

Д. ОРЕШКИН: Поэтому на самом деле в Москве, я думаю, что вопрос о 40%, где-то около 40, я думаю.

В. РЫЖКОВ: Меньше, я думаю.

Д. ОРЕШКИН: Ну, это вот надо считать. Это делается довольно просто. Значит, для того, чтобы…

В. РЫЖКОВ: Дмитрий, но удастся ли вам по всей стране репрезентативно?..

Д. ОРЕШКИН: Это довольно просто делается. Вот у «Гражданина Наблюдателя» 2 тысячи протоколов, из них большая часть в Москве…

В. РЫЖКОВ: Так.

Д. ОРЕШКИН: Ну, это же не сложно, разделить выборку на московскую и не московскую…

В. РЫЖКОВ: Понятно.

Д. ОРЕШКИН: … и посчитать отдельно. Это требует времени, это требует работы. Ну, сделаем, конечно.

В. РЫЖКОВ: Еще такой вопрос. Какова судебная перспектива? Вот мы имеем…

Д. ОРЕШКИН: Никакой, вот никакой.

В. РЫЖКОВ: Мы имеем крайне печальный опыт думских выборов, когда даже те люди, которые пошли в суд с доказательствами, с расхождениями в протоколах, потом были отправлены восвояси.

Д. ОРЕШКИН: Ну, я тоже на таких судах присутствовал. До смешного. То есть, люди представляют копии протоколов, им представляют другую, после них написанную, копию. Ну, и судья принимает…

В. РЫЖКОВ: Что вторая, она правильная.

Д. ОРЕШКИН: Да. Хотя там очевидные натяжки, фальсификации подписей и так далее и так далее. Ну, судьи у нас не свободны, судьи у нас работают на систему, так что особенно ожидать справедливости и не приходится. Я думаю, что и на этот раз судебные перспективы очень скромны, так скажем. Может быть, удастся в каких-то отдельных случаях опровергнуть результаты по каким-то отдельным участкам. Для того, чтобы все выборы сделать недействительными, надо доказать фальсификацию на 25-ти примерно процентах участков, что технически невозможно. Поэтому это делать надо, причем это делать надо не так, как после думских выборов. Тогда обращались в гражданские суды, а Генри Резник посоветовал обращаться в уголовный, потому что речь идет о 142-й статье Уголовного кодекса, называется «Фальсификация избирательных документов».

В. РЫЖКОВ: Да, до четырех лет, да.

Д. ОРЕШКИН: Да. Ну, там просто уголовные судьи, они судят по-другому, несколько серьезнее, и сами судьи другие. Ну, вот учитывая этот опыт декабря, думаю, что сейчас мы пойдем другим путем, вот этим по уголовке. Может быть, что-то и удастся сделать, но обольщаться не стоит.

В. РЫЖКОВ: Так, Виталий, что пишут у нас люди?

В. ДЫМАРСКИЙ: Люди пишут: «Как можно изменить власть, если огромная часть населения доверяет Путину?»

Д. ОРЕШКИН: Ну, нормально. Надо уважать свое население. Да я думаю, что… меня не смущает, что люди поддерживают Путина, меня смущает, что за деньги налогоплательщиков электоральная машина этих налогоплательщиков обманывает. Поддерживает Путина 45% - ну и замечательно, мы уважаем выбор народа. Значит, Владимир Путин выходит добросовестно во второй тур, где, опять же, народ решит, насколько и кто больше заслуживает доверия.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но проблема не только в этом, да, еще проблема в том, кто участвует в этих выборах. Фальсификации глобально начались еще тогда, когда кого-то не пустили на выборы, кого-то сняли…

Д. ОРЕШКИН: Вы имеете в виду, участвуют, в смысле, в качестве кандидата…

В. ДЫМАРСКИЙ: В качестве кандидата, да.

Д. ОРЕШКИН: Несвободный доступ. Потому что избиратель тоже участвует.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да. Хорошо, Явлинского, там, сняли, но я думаю, что очень многие люди просто не пошли… Вон Рыжков, который сидит, мог бы вполне баллотироваться. Но кто его пустил бы туда? Новости.

В. РЫЖКОВ: Спасибо.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Продолжаем программу «Перехват». Владимир Рыжков, Виталий Дымарский. Напоминаю, что мы уже второй час работаем по итогам митинга и по… так сказать, размышляем в том числе…

В. РЫЖКОВ: Я бы сказал, по итогам всех трех месяцев митингов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Всех трех месяцев, да.

РВ. РЫЖКОВ: Третий месяц с Болотной, с 10 декабря.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давайте подведем итоги нашего голосования, которое мы объявили. Спросили мы вас, спросили мы вас, когда было больше фальсификаций, по вашим ощущениям, на ваш взгляд, на парламентских или президентских выборах. Очень интересно шло голосование. Значит, сначала вперед вырвались парламентские выборы и довольно долго лидировали. Но потом эти два товарища, Рыжков и Орешкин…

В. РЫЖКОВ: Рассказали правду…

В. ДЫМАРСКИЙ: … про ужасы президентских выборов. 57% считает, что больше было на президентских выборах, 43% считает, что было больше фальсификаций на парламентских выборах. Я думаю, что результат примерно такой, что…

В. РЫЖКОВ: На самом деле оба хуже.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, что и там, и там было столько фальсификаций…

В. РЫЖКОВ: Оба хуже, оба хуже.

В. ДЫМАРСКИЙ: … сравнить реально это вообще невозможно, это в какой-то степени….

В. РЫЖКОВ: Давай напомню, кто не смотрит нас по Сетевизору, что у нас в студии остается Дмитрий Орешкин, и к нам пришел, к нам присоединился Гарри Каспаров, который тоже сегодня выступал на митинге на Новом Арбате и тоже, как и я и многие другие, работал в мобильной группе наблюдателей, 4 марта ездил по городу.

В. ДЫМАРСКИЙ: +7-985-970-45-45 – смс, аккаунт @vyzvon на Твиттере. Гарри, вопрос. Мы здесь вот обсуждали с Орешкиным, и в том числе, что должно прийти на смену вот митинговой активности?

В. РЫЖКОВ: И должно ли.

В. ДЫМАРСКИЙ: И должно ли.

Г. КАСПАРОВ: Мне кажется, не надо говорить «на смену». То есть, конечно, методы протеста должны быть разнообразными, но совершенно очевидно, что только массовые митинги могут как-то сдвинуть власть. Власть понимает эта не слова, а числительные, это уже стало как бы расхожим местом. И понятно, что увеличение численности участников митинга создает принципиально иную политическую ситуацию. Другое дело, что креатив вот этой всей... вот всех участников митингов этих, этих десятков, а, наверное, в совокупности сотен тысяч людей, он должен использоваться и в перерывах между митингами, а не только на составление плакатов, очень остроумных, очень… да, блестящих. На самом деле вот мы просто видим, что такой вот как бы постоянный КВН идет политический, и на буквально, там, любое слово со стороны власти, особенно оскорбительное слово, отвечает просто вот такой… такая…

В. ДЫМАРСКИЙ: Хором.

Г. КАСПАРОВ: Да, народный хор такой.

В. РЫЖКОВ: На слово власти отвечает народный хор.

Г. КАСПАРОВ: Да.

В. РЫЖКОВ: Состоящий из солистов.

Г. КАСПАРОВ: Но, тем не менее, должны быть еще какие-то возможности. И мне кажется, что желательно было бы услышать тех, кто ходит на митинги. Ведь это не просто вообще средний класс, как вот классифицируют, рассерженные горожане, это очень креативные люди, как раз те, кто, в общем-то, и создают вот что-то новое в обществе всегда. Но это не только, может быть, технологическое…

В. ДЫМАРСКИЙ: А кого услышать, Гарри? Вот я сегодня посмотрел на митинг, да? Вот, ну, если смотреть со стороны трибуны: с правой стороны – оранжевые флаги, с левой – дофига, извините за выражение, красных флагов.

Г. КАСПАРОВ: И что?

В. ДЫМАРСКИЙ: Что, всех нужно слушать?

Г. КАСПАРОВ: На самом деле, вот мне кажется, что…

В. ДЫМАРСКИЙ: … националисты прошли под своими флагами…

Г. КАСПАРОВ: Вот у меня такое ощущение… не, во-первых, что такое раскол? Раскол – это когда все на разных митингах. Когда все вместе – это общегражданский митинг. Да, на самом деле, страна разная. Знаете, в этой стране есть люди, которые верят в имперскую идею, есть люди, которые по-прежнему верят в какие-то там идеалы коммунизма. Не только же Зюганов у нас коммунистом может быть. И есть очень много людей либеральных взглядов. Вот они собираются. Очевидно, что в Москве людей-сторонников либеральных идей больше, и это, кстати, митинги четко показывают. Вот. Тем не менее, то, что все вместе – мне кажется, это очень важно. Потому что выясняется, что не надо искать национальную идею, есть на самом деле вещи, которые людей объединяют. Вот желание участвовать в честных, свободных, справедливых выборах, в том, чтобы власть, которая формируется по итогам этих выборов, была легитимной, потому что такая власть будет избрана народом. И дальше уже все эти споры националистов, левых, либералов, они происходят в парламенте. И вот тот, у кого больше голосов, он, естественно, диктует свою повестку дня, а не какие-то непонятно откуда взявшиеся люди за закрытыми дверьми, там, в своих кабинетах кремлевских решают за нас, как нам жить дальше. Поэтому я бы считал, что одним из достижений этих митингов является абсолютная толерантность на улице, которая была продемонстрирована.

В. РЫЖКОВ: Сегодня в очередной раз.

Г. КАСПАРОВ: В очередной раз. Вот… кстати, в очередной раз тысячи, если не десятки тысяч полицейских, омоновцев, все эти машины… так, это, давайте договоримся… это за наш счет, вот за наш счет налогоплательщиков в город свозятся войска. А для чего? Кого они охраняют? Ни одного инцидента не было. То есть, они что, охраняют власть от нас, получается? А почему это за нас счет?

В. РЫЖКОВ: Гарри вчера позвонил вечером уже в департамент общественной безопасности Москвы, сказал: «Кончайте дурью маяться, кончайте выводить войска на улицы города, когда готовится мирная акция». Сегодня было меньше намного, чем 5-го, но все равно много.

Г. КАСПАРОВ: Но все равно много. И опять…

В. РЫЖКОВ: И опять космонавты…

Г. КАСПАРОВ: … и это же ничем на самом деле не мотивировано, потому что ни одна акция не привела ни к каким последствиям. Самое страшное, что люди сделали – остались на Пушкинской площади. Понимаете, преступление: остались без флагов, без какого-либо скандирования на одной из площадей Москвы. И сегодня то же самое. Люди пытались пройти по бульварам, опять аресты. Вот как раз в Кривоарбатском, 14, неподалеку от нас, Удальцов и несколько человек, статья 19.3 – их снова будут запирать…

В. РЫЖКОВ: Неповиновение милиции.

Г. КАСПАРОВ: Неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. Какие законные требования? Какой закон нарушают люди, которые перемещаются по центру Москвы и хотят собраться абсолютно мирно, без всяких лозунгов и транспарантов и флагов на одной из московских площадей? Вот мне кажется, что вот это демонстративное противопоставление грубой, совершенно тупой такой силы, немотивированной агрессии мирным митингам. И вот то, что мы добились того, что эти митинги абсолютно мирные и люди понимают, что это и есть правильный алгоритм взаимодействия между собой и противостояния власти…

В. РЫЖКОВ: Я видел сегодня, с детьми приходили люди…

Г. КАСПАРОВ: Конечно.

В. РЫЖКОВ: … и женщины, и на сцене были дети…

Г. КАСПАРОВ: Да.

В. РЫЖКОВ: Люди уже понимают, что они в безопасности, они понимают, что это мирная акция протеста.

Г. КАСПАРОВ: Мне кажется, что они еще понимают вот всю важность того, что происходит. Ведь вот до 4 декабря ядро протестное в Москве было примерно тысяча человек. Вот это было ядро. Да, где-то тысяча. Сейчас это ядро стало 20 000. Потому что как бы минимальная цифра – это Пушкинская площадь. Вот 20 000 – протестное ядро, которое выходит, несмотря ни на что.

В. РЫЖКОВ: Рабочий день, вечер…

Г. КАСПАРОВ: Да, рабочий день, вечер, холод, ОМОН в огромных количествах, истерия вся вот эта в прессе. Вот произошло резкое увеличение протестного ядра, и люди начинают понимать, что это очень важно. Вот мне кажется, надо понять, какие еще возможности формирования вот этого протеста существуют за пределами уличной активности. Например, бойкот тех, кто поддерживает Путина. Знаете, у этих людей есть рестораны, есть театры, их очень легко заставить пожалеть о том, что они поддерживают Путина.

В. РЫЖКОВ: Сегодня вот кто-то включал музыку в ходе митинга…

Г. КАСПАРОВ: Да.

В. РЫЖКОВ: … давайте найдем, кто это сделал…

Г. КАСПАРОВ: Ну, вы знаете, есть… вот берем список вот этих, там, доверенных лиц Путина, вот, и начинаем выяснять, в принципе, кому можно нанести максимальный ущерб просто вот демонстративным бойкотом. Их очень много. И они начнут думать. Вот мне кажется, что надо предоставить инициативу людям. Они быстро сообразят. Знаете, сейчас у всех есть интернеты, все эти способы коммуникации – быстро разберутся. Дать такой клич, и люди начнут сами предлагать креативные…

В. ДЫМАРСКИЙ: А это приведет к каким-то переменам на политическом уровне?

Г. КАСПАРОВ: А я думаю, что на самом деле это все будет постепенно. Ведь власть должна… вот этот монолит власти, он должен… он раскалываться, разъедаться должен.

В. ДЫМАРСКИЙ: В конечном итоге есть вопрос. Вот очень многие говорят, что Путин не просидит 6 лет…

Г. КАСПАРОВ: Конечно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот еще один человек, который это говорит. А с какого, извините за выражение, бодуна Путин вдруг встанет и уйдет?

Г. КАСПАРОВ: Нет, он сам не уйдет, просто...

В. ДЫМАРСКИЙ: Его вынесут?

Г. КАСПАРОВ: Нет, на самом деле, происходят события, когда власть, которая выглядит внешне сверхпрочной, как это было в Тунисе, в Египте, в Ливии, в Сирии, эта власть начинает трястись, потому что люди… вот как, знаете, вот это невозможно представить в виде математической формулы. Вот знаете, вот вышло столько-то людей – власть упала. Но происходят какие-то процессы, когда подпорки этой власти… власть опирается на какие-то страты общества, на какие-то группы, на поддержки. Когда вдруг выясняется, что этой поддержки нету. А дальше уже или новый экономический шторм, или даже, может быть, дуновения ветерка хватит, чтобы эта власть свалилась. Потому что, когда она сталкивается с кризисом, выясняется, что поддержки у нее нету. И трудно представить, что власть, имеющая такой негативный рейтинг в Москве и, скорее всего, в Петербурге, но совершенно очевидно в Москве, что эта власть может долго держаться. Неслучайно Путин так истерично кричал: «Москва за нами!». Выяснилось, что Москва-то за нами, а не за ним. И вот эта попытка как бы представить, что он в Москве хозяин, которая, кстати, провалилась, даже по чуровским цифрам, она показывает, что власть хорошо осознает значимость столицы вот во всем этом процессе противостояния. Как это случится – никто не знает. Если бы мы знали сценарий, то сценарий знала бы и власть со всеми ее спецслужбами. Но мы знаем одно: что есть тренд, есть мировой тренд, который сейчас безошибочно можно определить. Вот подобные архаичные режимы, которые отрицают вот… ну, как бы вот новую структуру общества вот этого, техногенного общества, общества, которое живет уже в социальных сетях, вот такая власть, она падает. И это случается внезапно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Дмитрий…

Д. ОРЕШКИН: Ну, я бы поддержал мнение Гарри насчет того, что на площади мы наблюдаем что-то вроде протопарламента. Одно дело, когда публицисты рассуждают о толерантности, о терпимости, а другое дело, когда все на вот повседневной практике понимают, что если бы это митинг был националистов, он был бы в 5 раз, а, может быть, в 10 раз меньше. Если бы это был митинг…

В. РЫЖКОВ: Если быть строгим, в 20, потому что мы проводили опрос, там было на Сахарова примерно 5% людей с такими взглядами.

Д. ОРЕШКИН: Ну, вот, если бы это был митинг только правых либералов, то он тоже был бы, может, в два, в три раза меньше. Если бы это был митинг левых, тоже он был бы меньше. Для того, чтобы организовать большую публичную акцию, приходится договариваться. И это абсолютно практический такой опыт. То есть понятно, что на самом деле стране нужен парламент, где пропорционально представлены те, те, те – и это здоровая ситуация. Люди стоят на площади с разными флагами, никто никому ничего, не задрался, не толкнул и обидного слова не сказал.

В. РЫЖКОВ: Абсолютно.

Д. ОРЕШКИН: Второе – это вот…

В. РЫЖКОВ: На Якиманке, помните, было три колонны. И, казалось бы, ну вот он, горючий материал: колонна левых, рядом колонна…

Г. КАСПАРОВ: Причем там многотысячные колонны были.

В. РЫЖКОВ: … многотысячные – либералов, националистов. Ну вот, казалось бы, тут вот только спичку бросить…

Д. ОРЕШКИН: Как не подраться, да.

В. РЫЖКОВ: Да, да, да. Абсолютно все было спокойно.

Д. ОРЕШКИН: А второе вот, что меня удивило, знаете, вот чисто... я же естествоиспытатель, люблю эмпирику наблюдать. Вот после этого митинга дворники ничего не вывезли с площади, чистая площадь-то осталась.

В. РЫЖКОВ: Я сегодня шел как раз, когда уже завершился митинг…

Г. КАСПАРОВ: В отличие от Манежной площади.

Д. ОРЕШКИН: Вот. А на Манежной…

В. РЫЖКОВ: Я шел по Новому Арбату, практически не было мусора. То есть, это уже шестой раз подряд, когда люди…

Д. ОРЕШКИН: И ни одной бутылки водки…

В. РЫЖКОВ: … уважают, уважают себя, свой город, тех, кто рядом находится…

Д. ОРЕШКИН: Приличные люди.

В. РЫЖКОВ: Приличные люди.

Д. ОРЕШКИН: А вот на том самом Манеже, там декалитр этой самой водки был выпит, и потом тысячи этих бутылок выгребали с площади те же самые труженики коммунального хозяйства. Причем, отмечу, в Великий пост. Значит, вот вся эта публика, которая говорит о державности, о православии, еще о чем-то, трескали этот самый отвратительный напиток на морозе. Потому что на самом деле они…

В. ДЫМАРСКИЙ: Не такой уж плохой напиток.

(смех)

Г. КАСПАРОВ: Смотря какого качества подвезли. Я думаю, сэкономили все-таки на качестве (смеется).

Д. ОРЕШКИН: Но я к тому, что просто, ну, разные люди. Одни приходят для того, чтобы показать, что мы себя уважаем и хотим, чтобы нас уважали, а другие приходят – ну, привезли их. Это тоже кое о чем говорит на самом деле. Ну и, наконец, что дальше? Дальше, я думаю, что власть попытается напугать точечно кого-то, или подкупить, или вытеснить на периферию. Ну, вот то, что происходит с Ольгой Романовой, да? Вот по второму разу ее супруга начинают запаковывать.

В. РЫЖКОВ: Репрессия пошла.

Д. ОРЕШКИН: Да. Посыл, как мне кажется, очевиден: «А ты, гражданка, не высовывайся, а ты со своей «Лигой избирателей» деньги не собирай на эти самые митинги». То есть, начитается такое запугивание…

В. РЫЖКОВ: «Списки политзаключенных президенту не передавай, не составляй».

Д. ОРЕШКИН: То есть, ешь, что дают, и веди себя смирно. И тогда обижать тебя никто не будет. Вот это с одной стороны. А с другой стороны, будут, конечно, пытаться как-то договариваться. То есть, Путин будет искать новую версию консенсуса. Но здесь ведь вот еще какая проблема. Раньше вообще граждан не считали при учете этого самого консенсуса. Был консенсус элит. Элиты у нас какие? Там, региональные начальники, силовые начальники…

В. РЫЖКОВ: Бизнес-элиты.

Д. ОРЕШКИН: … бизнес-элиты, медийные элиты. И все они в середине нулевых были, в общем, довольны и поддерживали Путина, и действительно был консенсус. А сейчас я наблюдаю, что бизнес понемножку стервенеет. Вот они боятся еще прямо заявлять о своем раздражении, но охотно поддерживают эти самые митинги, и в частности вот деятельность по альтернативному подсчету голосов…

В. ДЫМАРСКИЙ: Кстати, вот по сведениям многим очень, поступающим из регионов, на региональном уровне местный бизнес очень сильно настроен...

Д. ОРЕШКИН: Когда к тебе приходит человек с погонами и требует половину твоей прибыли для того, чтобы ты мог продолжать дальше работать – тут потребуешь, да? То есть….

В. РЫЖКОВ: Остервенеешь.

Д. ОРЕШКИН: Или остервенеешь.

В. ДЫМАРСКИЙ: Крупный даже…

Д. ОРЕШКИН: Крупный, он в системе, он заинтересован в стабильности в путинской. Так что вот началось, как раньше называлось, брожение умов в элитах, и Путину будет все труднее выстраивать вот этот самый баланс интересов среди начальников разного уровня и разного качества. Ну, и плюс к этому появилось совершенно новое качество игры, новый игрок, который называется Гражданское Общество. Вот это большая новость…

В. РЫЖКОВ: Народ.

Д. ОРЕШКИН: Народ, грубо говоря, народ.

В. РЫЖКОВ: Большой крупный игрок.

Д. ОРЕШКИН: Раньше на него можно было поплевывать, а теперь уже нельзя.

В. ДЫМАРСКИЙ: Можно, я вам два вопроса задам? Ну, в смысле, один и тот же вопрос, просто две смс-ки пришли. Вот Дмитрий Мезенцев пишет… но я думаю, что это другой Дмитрий Мезенцев…

В. РЫЖКОВ: Тот вряд ли пишет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, это довольно частый наш слушатель, видимо. «Дмитрий, - вопрос к Орешкину, но я его адресую и Гарику, - наша элита способна на переворот? То есть, чтобы сохранить свою власть, пожертвовать одной фигурой». Понятно, какой фигурой, да? И здесь еще: «Его свои же вынесут» - пишет нам еще один товарищ. То есть, возможно ли, что часть элиты отколется, да, от нынешнего властного ядра и перейдет как бы…

Д. ОРЕШКИН: Я немножко по-другому вижу ситуацию. Я думаю, что скорее вот эти элитные ребята, они новую ситуацию постараются повернуть к себе на пользу. То есть, они будут использовать вот этот гражданский протест как инструмент давления на путинскую вертикаль, для того чтобы обеспечить себе свои интересы. Но только так, на самом деле, во всем белом свете демократия и развивается. То есть… еще одна фраза. Смотрите, как это получается… Ну ладно, Гарри, говорите вы, потому что…

Г. КАСПАРОВ: Не, на самом деле, конечно, ровно такой алгоритм действий и следует ожидать от как бы элитных групп, особенно крупного бизнеса. Понятно, что будут пытаться капитализировать свое положение за счет вот этого протеста. Но мне кажется, что ситуация может очень быстро выйти из-под контроля, потому что все-таки экономическая ситуация нестабильная. И если в 2008-м, 2009-м году Путин мог пережить кризис не только за счет больших финансовых накоплений, которые и сейчас есть, но и за счет того, что в целом общество доверяло и считало: ну, хорошо, это временный спад, но потом-то мы станем жить лучше. И у него был значительный кредит политического доверия. Сейчас этого доверия нет. И опять: особенно в Москве. Потому что, по большому счету, именно здесь и решается судьба таких сверхцентрализованных режимов. Поэтому любое изменение ситуации негативное вполне вероятно. Скажем, например, при понижении цен на нефть. И это на сегодняшний день приоритет администрации Обамы. Значит, главная проблема, с которой он сталкивается на своих выборах – высокие цены на бензин. Значит, американская администрация будет делать все, чтобы сейчас эти цены пошли вниз. И я полагаю, что возможности какие-то у них все-таки на сей счет есть. Это означает, что количество денег, которыми будет распоряжаться власть, которой предстоит, между прочим, скоро начать выполнять совершенно безумные путинские обещания…

В. РЫЖКОВ: Безумные, да.

Г. КАСПАРОВ: Безумные обещания.

В. ДЫМАРСКИЙ: Каждый раз обещает…

Г. КАСПАРОВ: Нет, стоп, но на этот раз он вынужден был апеллировать к людям. Ведь не только к Болотной, но Поклонная площадь, из кого бы она ни состояла, сколько бы там декалитров ни выпили водки, люди…

В. РЫЖКОВ: Вот сейчас 1 июля состоится резкое повышение тарифов на все.

Г. КАСПАРОВ: Вот. Люди на самом деле услышали, что… Путин много обещал. Вот сейчас ухудшение ситуации, аналогичное, скажем, монетизации, может вызвать реакцию в обществе…

Д. ОРЕШКИН: Гораздо более сильную.

Г. КАСПАРОВ: Естественно. Но при этом социальный протест может сомкнуться с протестом, который уже есть в крупных городах, в первую очередь в Москве. И, кроме того, опять, не будем забывать еще такой символический момент: сочинская Олимпиада. В феврале 13-го года, меньше, чем через год, все должно быть введено в строй, должны проведены быть уже первые показательные соревнования. Да, чтобы за год показать, что… Не факт, что это удастся сделать. Может быть, может быть, сделают. А, тем не менее, ситуация там такая, скажем, скользкая.

Д. ОРЕШКИН: Ну, вот мост во Владивостоке не смогли…

Г. КАСПАРОВ: Мост так и не смогли построить. Сочи – это…

В. ДЫМАРСКИЙ: … на пароходе возили…

Г. КАСПАРОВ: Ну да, а в Сочи на чем будут возить? На самом деле…

В. РЫЖКОВ: Будут снег завозить из Канады.

Д. ОРЕШКИН: Можно я немножко заземлю ситуацию? Значит, вне зависимости от цен на нефть, вне зависимости от сочинской Олимпиады, вот уже сейчас мы видим очевидные признаки изменения баланса интересов в тех самых элитных группах. Когда нам говорят, что «мы готовы вернуть выборы губернаторов», это одевается в одежку уступки требованиям граждан. А на самом деле это совершенно другое. Дело в том, что это уступка региональным элитам. Почему… ведь кто больше всех требовал выборов? Это был, если помните, Лужков, это был Шаймиев, это был Рахимов – региональные тяжеловесы. Потому что они прекрасно контролируют избирательную ситуацию на своей территории, включая избирательные комиссии. И они прекрасно знают, что если будут выборы, они переизберутся ровно столько раз, сколько им надо плюс еще один на всякий случай. Так вот, когда говорят о том, что региональным начальникам даруется право идти на выборы, это означает, что им даруется право переизбираться в значительной степени помимо центра.

В. ДЫМАРСКИЙ: Зависеть от своего избирателя, чем от Москвы.

Д. ОРЕШКИН: Ну, от своих избирательных комиссий, точнее скажем так. Это есть пряник для региональных элит. Вот так назовем это. То есть, на самом деле логика такая: ребята, мы вам даем возможность рулить и дальше на местах, а вы уж нам, пожалуйста, обеспечьте на выборах правильную цифру. Вот это и есть уже де-факто, вне зависимости от нефтяных цен, меняющийся баланс сил. Кремль вынужден отдавать больше прав в регионы, чтобы получить оттуда сфальсифицированную поддержку.

В. РЫЖКОВ: В связи с этим у меня вопрос к Гарри Каспарову такой. У нас идет дискуссия внутри Оргкомитета и в обществе о лозунге, главный лозунг. Вот до сегодняшнего дня… некий цикл мы завершили…

В. ДЫМАРСКИЙ: «За честные выборы».

В. РЫЖКОВ: «За честные выборы». Сейчас нам говорят: «Ну, ребят, те выборы прошли, эти выборы прошли. Да, вы там будете разбираться с фальсификациями и так далее». Нужно ли нам менять лозунг, Гарри, и какой, если менять, то какой лозунг дня должен быть новый для протестного движения?

Г. КАСПАРОВ: Мне кажется, опять… много лозунгов хороших и разных, но то, что нас объединяет – это именно требование честных выборов. Это то, на самом деле, что приводит на площадь либералов, левых, националистов. Потому что от честных выборов зависит легитимная власть. А без легитимной власти страна не может развиваться.

В. РЫЖКОВ: Честные выборы – это комплексная политическая реформа.

Г. КАСПАРОВ: Но это на самом деле все вместе. То есть…

Д. ОРЕШКИН: Я бы даже сказал, что, вы знаете, как, лозунг такой: «Уважайте граждан». Вот граждане, налогоплательщики…

В. ДЫМАРСКИЙ: Честные и справедливые, я бы сказал, выборы.

Г. КАСПАРОВ: Нет, честные, справедливые, свободные – в данном случае мы понимаем, о чем идет речь: о том, чтобы…

В. ДЫМАРСКИЙ: … очень важно, что это не ограничиваться должно быть просто чисто подсчетом…

Г. КАСПАРОВ: Да не, ну, естественно. Не, ну, слово «честные» гораздо шире.

В. РЫЖКОВ: Конечно.

Г. КАСПАРОВ: Но речь идет именно о формировании легитимной власти, о том, что только такая власть может обеспечить наши законные конституционные права и дать перспективу на будущее. И эту власть должны выбирать и контролировать граждане. То есть, по существу, мы говорим об изменении вот соотношения сил вот в этой связке «граждане-общество»… то есть «граждане-власть». То есть, власть до сегодняшнего дня, там, ведет непрерывный монолог, а форма диалога – это когда ОМОН выходит. Вот. А на самом деле должен быть диалог. И в этом диалоге как бы первую скрипку играют именно граждане, избиратели.

Д. ОРЕШКИН: Потому что мы налогоплательщики, мы кормим эту власть своими деньгами, а она на наши деньги нам выдает фальсифицированные результаты нашего голосования. Ситуация безумная.

В. РЫЖКОВ: Нас же еще, бюджетников и так далее, загоняет в эти дикие убогие карусели и фальсификации на наши же деньги.

Г. КАСПАРОВ: Вот поэтому расширение повестки дня, безусловно, необходимо, но нельзя как бы уходить от того, что сплотило этих людей. Они понимают: это не выборы, это не президент, и отсюда вытекает все остальное.

В. РЫЖКОВ: Сегодня, кстати, было три новых лозунга, если вы обратили внимание, это Оргкомитет придумал – мне кажется, очень удачно. «Это не выборы», «Это не Дума», «Это не президент». Это общая как бы совокупная оценка всего этого политического цикла.

Г. КАСПАРОВ: Значит, мы должны…

В. ДЫМАРСКИЙ: Это не власть.

Г. КАСПАРОВ: Значит, мы должны бороться за то, чтобы в стране появилась легитимная власть, выбранная народом. Просто повестка будет расширяться, потому что есть еще масса проблем, с которыми люди сталкиваются и о которых они хотят говорить. Но объединяющим всех будет ровно вот это требование, потому что оно внеидеологическое, потому что реализация любых устремлений, не важно, к какой идеологической группе вы принадлежите, может быть достигнута только через выборы. То есть, вы верите, что вы наберете большинство? Вот, пожалуйста, попробуйте.

Д. ОРЕШКИН: Я согласен. Вы на меня смотрите умными глазами… Я немножко бы расширил, потому что выборы – это частное проявление отношения власти к своему населению. Вот мы перестали быть населением, мы становимся самостоятельным обществом, мы становимся гражданами, мы становимся налогоплательщиками. В советские времена этого не было, потому что ты не понимал, что такое налог. Тебе просто давали зарплату минус 13%, и в кассе у тебя эти деньги отбирали. Сейчас ты заработал и ты с мукой идешь в этот самый налоговый орган, платишь, и ты понимаешь, что за эти деньги, которые ты заплатил, в общем-то, для того, чтобы власть эта тебя обслуживала…. Кстати говоря, если помните, в 2002-м году во время переписи Владимир Владимирович Путин на вопрос о роде занятий написал «оказание услуг населению». Так вот, мы, значит, покупаем эти услуги за свои деньги…

В. РЫЖКОВ: Ленин писал «литератор».

Д. ОРЕШКИН: А государь император Николай Александрович написал «хозяин земли русской» в 1897-м году. Так вот, мы – источник власти, а власть этого не хочет понять, она считает, что если мы неправильно проголосовали, она вправе подкорректировать нас…

В. ДЫМАРСКИЙ: Но если честные выборы, да, допустим, вы готовы… вы принимаете любые их результаты?

Д. ОРЕШКИН: Я – да.

Г. КАСПАРОВ: А для меня это вообще просто является как бы краеугольным камнем либеральной демократии. Вот честные выборы по прозрачным правилам – какой результат будет, такой и будет. Но только вот не надо нас стращать, что победят какие-то страшные монстры. Вот раз за разом мы убеждаемся, что люди на самом деле всегда выбирают какую-то сбалансированную позицию. Вот угроза победы экстремистов….

В. РЫЖКОВ: В том числе митинги наши доказывают раз за разом, что…

Г. КАСПАРОВ: Естественно, абсолютно ясно. И вот как только вы даете возможность людям участвовать в нормальном политическом процессе, никогда вот экстремисты, не важно, какого цвета и с какого края, они не побеждают, всегда стремится это все к какому-то…

В. РЫЖКОВ: К центру.

Г. КАСПАРОВ: К какой-то устойчивости.

Д. ОРЕШКИН: Конечно. Да вообще, надо просто уважать свой народ. Вот это исходное правило. Народ имеет… может и ошибиться, не того выбрать. Если у него есть инструмент исправления этой ошибки, а инструмент называется «выборы», он…

В. РЫЖКОВ: Путин считает, что только он – не ошибка.

Д. ОРЕШКИН: Ну конечно.

В. РЫЖКОВ: Все остальное – ошибка.

Д. ОРЕШКИН: Так любая власть думает, что она самая удачная и самая правильная. Но раз в 4 или в 5 лет она должна сдавать экзамен перед народом и получать отметку. Но если она себе эту отметку фальсифицирует, то народ получается в дураках. И народ начинает это понимать. А бояться этого народа, мне кажется, совершенно неконструктивно. Я его уважаю, я верю в его справедливость...

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо. Нам нужно заканчивать. Я говорю спасибо и участникам нашего сегодняшнего обсуждения, и, я думаю, что всем тем, кто сегодня пришел на Новый Арбат…

В. РЫЖКОВ: Им – прежде всего.

В. ДЫМАРСКИЙ: Прежде всего. И всем тем, кто еще будет приходить…

В. РЫЖКОВ: И кто был наблюдателем, и кто пришел…

В. ДЫМАРСКИЙ: Наблюдателем особое…

В. РЫЖКОВ: Спасибо. Настоящим гражданам.

В. ДЫМАРСКИЙ: Что называется, всем спасибо. Но мы не говорим «прощайте», мы говорим «до свидания».

В. РЫЖКОВ: Мы поговорим…

Г. КАСПАРОВ: До новых встреч.

(смех)

В. РЫЖКОВ: Мы продолжим.

В. ДЫМАРСКИЙ: Новости. А мы с Рыжковым с вами на неделю прощаемся, до нового «Перехвата».

Эхо Москвы

10 марта 2012

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Март 2012 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости в стране

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

06 апреля 2017
Прожиточный минимум в России сократился в конце 2016 года до 9700 рублей

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков