Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков для The Moscow Times: Война Путина с НКО угрожает будущему России

 

Министерство юстиции продолжает официально признавать (фактически – назначать) ведущие российские правозащитные организации «иностранными агентами». Согласно закону, принятому в 2012 году, НКО, признанные «иностранными агентами», обязаны декларировать это на всех своих публичных мероприятиях и во всех своих публикациях. Они должны раз за разом, изо дня в день, навешивать на себя оскорбительный ярлык «иностранных агентов», со сталинских времен имеющий резко негативный оттенок в восприятии россиян, находясь в одном смысловом ряду с понятиями «диверсант», «шпион» и «вредитель».

Конституционный Суд России, как обычно в вопросах внутренней политики, встал на сторону исполнительной власти, не усмотрев в законе об «иностранных агентах» никакой дискриминации и давления. И даже решил, что термин «иностранный агент» носит «нейтральный характер».

Первая версия закона (2012 г.) предполагала, что НКО, имеющие иностранное финансирование и занимающиеся политической деятельностью, будут сами, добровольно записываться в реестр «иностранных агентов», который ведет Министерство юстиции. Однако российские НКО в течение двух лет дружно бойкотировали новый закон, не отрицая, что получают зарубежные деньги, но решительно отвергая причастность к какой бы то ни было политической деятельности. За два года действия закона «иностранным агентом» добровольно признала себя лишь одна провинциальная организация, о деятельности которой при этом общественности ничего не известно.

Весной 2014 года злополучный закон был изменен - специально для преодоления саботажа со стороны российских НКО. Теперь прокуратура обращается в Минюст с требованием признать НКО иностранным агентом, а Минюст принимает решение об этом самостоятельно – без согласия самой НКО. Последняя имеет право опротестовать решение Минюста и представление прокуратуры в суде.

В результате последних законодательных новшеств Минюст уже внес в два приема в госреестр «иностранных агентов» 10 ведущих российских НКО. Самые известные из них – «Голос» (занимается мониторингом выборов и пресечением их фальсификаций), «Агора» (правовая защита граждан от неправомерных действий государства), Правозащитный центр «Мемориал» (правозащитная деятельность, наблюдение за правами человека на Северном Кавказе, права мигрантов, сопровождение обращений в ЕСПЧ), «Общественный вердикт» (общественный контроль правоохранительных органов). Не отстают и суды - в Санкт-Петербурге Василеостровский районный суд по представлению местной прокуратуры признал «иностранным агентом» организацию «Выход», одну из самых известных и активных в России ЛГБТ организаций. А еще налоговая служба предъявила к оплате счет на 6.5 млн. рублей Московской школе политический исследований (МШПИ) за якобы полученные школой доходы от благотворительных грантов.
Как бы от этого не отказывались российские власти, на практике закон об НКО – «иностранных агентах» носит откровенно дискриминационный и репрессивный характер.

Помимо обязательного навешивания на себя оскорбительного ярлыка, НКО, признанные «иностранными агентами», обязаны четыре раза в год отчитываться в Минюст и налоговую инспекцию о получении и расходовании иностранных денег. Также они должны дважды в год подробно отчитываться перед Минюстом о своей деятельности. А также не реже раза в год проводить свой полный аудит. На прочие НКО этот жесткий режим контроля и проверок не распространяется.

Кроме того, ярлык «иностранных агентов» должен быть на всей символике НКО из реестра Минюста, на всех их публичных мероприятиях, на всех изданиях и публикациях.

Отказ НКО, признанных «иностранными агентами», от исполнения требований закона чреват для них закрытием организаций «за неоднократное злостное уклонение от исполнения», и даже тюрьмой для их руководителей – такая норма внесена в Уголовный кодекс России.

В эти дни попавшие под репрессии российские НКО решают, как реагировать на внесение их в реестр Минюста. Все они будут оспаривать действия прокуратуры и Минюста в судах, возможно, в том числе, и в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Часть НКО будет сдавать дополнительные отчеты, но откажутся от публичного демонстрирования своего статуса как «иностранных агентов». Последнее может спровоцировать кампанию по ликвидации строптивых НКО, и даже уголовное преследование их руководителей. Ожидается также дальнейшее расширение самого списка НКО «иностранных агентов» – в прокуратуре говорят о существовании 24 организаций, «выполняющих функции иностранных агентов».

Преследования независимых НКО со стороны российских властей усиливаются с каждым годом и имеют две основные мотивации.

Во-первых, Кремль искренне рассматривает деятельность международных НКО или российских НКО с иностранным финансированием, как деятельность «двойного назначения». В Кремле верят, что такие НКО, наряду с их основной деятельностью, могут играть роль подрывных организаций, стремящихся к дестабилизации России или даже к свержению власти путем содействия организации в России «цветной революции». Такие выводы правящие страной силовики сделали из переворотов в Грузии, Украине, бывшей Югославии и др.

Во-вторых, Путин фактически реставрировал модель управления страной исключительно силами бюрократии и полиции (традиционная российская имперская модель управления). В этой модели любая общественная активность вступает в противоречие с «вертикалью власти», оспаривая монополию чиновников и силовиков на отправление власти. Ради защиты этой монополии и осуществляется преследование оппозиции, независимых СМИ, профсоюзов, ослабляются федерализм и местное самоуправление, преследуется некоммерческий сектор. Конституционная норма о народе – суверене и единственном источнике власти тем самым де-факто отменяется.

Обе предпосылки ложны. Путин и его правящий круг, состоящий преимущественно из чекистов, не понимают не только общественной, но и государственной важности институтов гражданского общества, которые ими преследуются. «Мемориал», «Агора», «Голос», МШПИ и «Общественный вердикт» делают на практике для укрепления государства, для укрепления его легитимности и эффективности, для интеграции страны, много больше, чем многие министерства и ведомства. Борьба с ними – и есть борьба с суверенитетом и целостностью России, борьба с ее будущим.

Владимир Рыжков

Статья опубликована на английском в The Moscow Times

29 июля 2014

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Июль 2014 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30    
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков