Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Рыжков: У государства есть огромные резервы для понижения налогов

Д. НАДИНА: Всем добрый вечер. Наш гость сегодня – Владимир Рыжков, председатель движения «Выбор России», политик. Историком можно Вас представлять?

В. РЫЖКОВ: Ну а как же, я же кандидат наук.

Д. НАДИНА: Я и хотела с Вами немного об истории поговорить для начала, если Вы не против. Сейчас всё крутится вокруг «Евровидения». Казалось бы, песенный конкурс, а здесь перевозбудились абсолютно все – и политики, и экономисты, и дипломаты. В Facebook чего только не начитаешься. Все дружно, вместо того, чтобы думать о будущем России – все смотрят «Евровидение» и обсуждают, ехать нам на Украину в следующем году участвовать или не ехать? Как полагаете, надо нам ехать?

В. РЫЖКОВ: Конечно, надо ехать. У нас результаты блестящие результаты. Конечно, я статистику даже не помню, но, по-моему, в прошлом году второе или третье место заняли, в этом году опять второе место заняли. У нас блестящие результаты.

Д. НАДИНА: Мы не второе, а третье место заняли.

В. РЫЖКОВ: Но всё равно, согласитесь, из сорока с чем-то, это блистательный результат, и мы каждый раз претендуем на победу.

Д. НАДИНА: А Вы смотрели?

В. РЫЖКОВ: Да, смотрел.

Д. НАДИНА: Понравился Вам номер Лазарева?

В. РЫЖКОВ: Честно, мне больше понравилась девушка из Австралии. Потрясающая песня. У меня даже сразу появилось сравнение с Мадонной. То есть уровень песни – как лучшие хиты Мадонны.

Д. НАДИНА: Я про Адель подумала. У Адель была такая динамика.

В. РЫЖКОВ: Да, такой же мощный вокал, красивая песня. Мне лично больше всего понравилась австралийка. Джамала спела хорошо, но песня мне показалась немного сложноватой ритмически и мелодически. Сергей спел хорошо, но мне показалось, что не самая лучшая песня. Мне кажется, что можно было сделать более хитовую песню. Не знаю, как по Вашему мнению, Даш, но мне показалось, что как песня она была послабее, чем у австралийки.

Д. НАДИНА: Послабее, тут не поспоришь.

В. РЫЖКОВ: Я закончу мысль: но лучшего клипа я в жизни не видел. Когда я смотрел на его видеоряд – это абсолютная чума. Я сам меломан, и люблю смотреть DVD с концертами – Rolling Stones или Pink Floyd. Но такого крутого видеоряда я в жизни не видел. Мне кажется, Лазареву можно было давать первое место только за этот совершенно фантастический видеоряд. Я даже не понимаю, как они сделали это технически. Просто фантастика.

Д. НАДИНА: Антон Геращенко, депутат Верховной Рады уже заявил, что принять участие в «Евровидении» в будущем году смогут только те российские исполнители, которые понимают, что «захват Крыма, и оккупация части Донбасса – это преступление». Я не знаю, насколько серьёзно это можно воспринимать.

В. РЫЖКОВ: Дело в том, что не надо слушать всяких политиков, хотя я и сам политик. Когда решаются такие вопросы, надо слушать тех, кто принимает решения. Геращенко не принимает решения. Решения будет принимать Порошенко, наверное, или Правительство Украины, Гройсман. Я думаю, что отдельные голоса можно найти как в ту сторону, так и в другую. Надо слушать официальных лиц. Официальные лица на этот счёт пока не высказывались. Что касается моего личного мнения, то надо обязательно ехать и бороться за победу. Россия богата талантами. Мне кажется, у нас конкурс на «Евровидение» 100 на место – талантливых людей, которые потенциально могут выиграть. Достаточно шоу «Голос» посмотреть. Бери там каждого второго и посылай, и он будет претендовать на победу. А как мы можем визуально подать, Сергей Лазарев показал. Круче всех. Поэтому ехать надо. Уверен, что украинцы тоже будут рады нас видеть. Более того, по-моему, украинцы отдали за Лазарева 12 баллов при народном голосовании. Это говорит о том, что народ-то нас любит. Поэтому очень глупо в братскую страну, к тому народу, который за нас 12 баллов отдал, не поехал. Надо ехать и побеждать – вот моё простое мнение.

Д. НАДИНА: Очень многих смутила песня Джамалы, и очень многие политики и просто зрители увидели в этой её песне некоторую претензию. Как Вы это рассматриваете?

В. РЫЖКОВ: Я бы поддержал песню Джамалы, потому что депортация крымских татар в 1944 году году была, весь народ вывезли. Масса людей, в том числе женщин и детей погибло. Как в ходе перевоза в Среднюю Азию, так и когда их там выбросили в чистое поле. Почему мы должны не сопереживать этой трагедии? Почему весь мир сопереживает этой трагедии, а мы не должны? Я точно так же сопереживаю. И у Джамалы, насколько я знаю, родня погибла во время этой депортации – бабушка или дедушка. Поэтому я как раз против политизации этой песни. Я считаю, это здорово, что она подняла эту тему. Мы все переживаем об этой трагедии и все осуждаем тех людей, которые принимали такое решение, а конкретно - Сталина.

Д. НАДИНА: Вообще Берия план разрабатывал.

В. РЫЖКОВ: А то, что в тройке оказались русские и украинка – это же просто супер. Кто задаёт музыкальную моду в Европе? Русские и украинцы. И встряла эта странная корейка из Австралии. Я вообще даже не понял, как там Австралия оказалась.

Д. НАДИНА: Да, это очень сложная история, не будем углубляться.

В. РЫЖКОВ: Мне просто очень приятно, что русские и украинцы который год доминируют на Евровидении. Это очень круто.

Д. НАДИНА: Возвращаясь к песни и к посылу. Очень многие упрекают Джамалу в том, что она провела некоторые политические параллели, и она, таким образом, вплела политику в этот музыкальный конкурс.

В. РЫЖКОВ: Даш, я не настолько внимательно следил. Как она вплела? В чём это выражалось?

Д. НАДИНА: Саму песню назвали политизированной, направленной против России. Именно так это расценивается.

В. РЫЖКОВ: У нас очень много великих песен про войну. «Враги сожгли родную хату», «Тёмная ночь», «У безымянного посёлка на безымянной высоте». Это наша трагедия, мы про неё слагаем песни. У крымских татар есть своя трагедия, они слагают песни про неё. Трагедия была 70 лет назад, чего её политизировать? Если она в каких-то интервью связала это с политикой, то это зря. Потому что это как раз тот момент, когда происходит политизация и раскол. Зачем это делать? А если это просто песня про трагедию – конечно, каждый народ поёт про свою трагедию. А как иначе?

Д. НАДИНА: В 1944 году были депортированы не только крымские татары, но и другие народы – чеченцы и ингуши – полмиллиона человек. И у нас в школах, как правило, не уделяют этому внимание.

В. РЫЖКОВ: Скажем прямо, замалчивают.

Д. НАДИНА: Многие люди действительно не в курсе того, что происходило. Почему это до сих пор так? Почему в советское время это не включали в учебники, я понимаю, но почему в вольные и демократические 90-е?

В. РЫЖКОВ: Нет, в 90-е как раз эта тема попала в учебники. И сейчас она есть в учебниках.

Д. НАДИНА: Я училась в школе в 90-е, но мы ни одного школьного часа не посвящали этому.

В. РЫЖКОВ: Наверное, это был выбор учителя. Тогда же можно было выбирать учебники. Это не как сейчас, когда есть единый стандарт. В 90-е было очень много учебников, и, видимо, учитель, который Вас учил, симпатизировал Сталину, и поэтому выбрал тот учебник, который про это не говорит. Это сейчас нет выбора. Есть ЕГЭ, и вы обязаны сдавать по единому стандарту. А в 90-е не было единого стандарта. И видимо, он симпатизировал СССР и Сталину, поэтому это прошло мимо вас. Но я видел очень много учебников, где это есть, и в современных учебниках депортация есть, а как же.

Д. НАДИНА: Учитывая тот факт, что очень многие действительно не до конца в курсе этой части нашей истории, не стоит ли нам провести какие-то образовательные мероприятия, выпустить фильмы?

В. РЫЖКОВ: Полностью с Вами согласен. Более того, это делается в тех республиках, где была депортация. Чеченцы очень много внимания уделяют этому. В том числе, сам Рамзан Кадыров. Чеченцы очень много знают об этой трагедии. Все другие народы, которых депортировали, тоже об этом прекрасно знают. Русские знают об этом хуже, потому что не было депортации русских. А на региональном уровне это делается. В рамках нового учебника истории, который сейчас обсуждается, надо уделять этому больше внимания. Тогда, может быть, будет меньше вопросов к таким песням, которые спела Джамала. Потому что все будут понимать, о чём идёт речь.

Д. НАДИНА: Вы историк. Вас не приглашали, не привлекали к составлению этого единого учебника? Вы сами не привлекали инициативу?

В. РЫЖКОВ: Почему, проявлял. Я очень активно участвовал в его обсуждении, я публикую статьи. Я могу даже рекомендовать свою статью, которая называется «Старый новый учебник истории», где моя позиция выражена. Так что я очень внимательно за этим слежу, и считаю, что это очень важно.

Д. НАДИНА: Слушатель нам пишет: «По телевизору показывали, как Джамале звонили от имени помощника президента Украины, и она сказала как бы по секрету, что в её песне политический смысл. В 1945 году бомбили Германию, погибло много немок и детей, а сейчас всем миром стали сочувствовать этой трагедии. И петь песни о зверствах Красной Армии».

В. РЫЖКОВ: Политический подтекст есть, но это секрет. Раз говорит, значит, уже не секрет. Зря она так сказала. Я повторю своё мнение. Я его не навязываю никому, но я бы не стал политизировать песню, тем более на «Евровидении». На «Евровидении», по-моему, даже по правилам нельзя этого допускать.

По поводу второго вопроса, должны ли мы сопереживать тем немцам, которые погибли под бомбёжками в 1944-1945 годах, когда мы наступали? И должны ли мы рассказывать о зверствах советских солдат, в частности, о массовых изнасилованиях немок, которые тогда происходили?

Я считаю, что мы заинтересованы в том, чтобы немцы помнили о своих жертвах и об этой трагедии, потому что это убережёт их от соблазна снова начать вооружаться и воевать против кого бы то ни было, во-первых. Во-вторых, архивы у Красной Армии 45-го года должны быть открыты, с ними должны работать историки. Общество должно знать, что происходило и делать свои выводы. Я не считаю, что сокрытие правды может помочь нам лучше понимать нашу историю. Я сторонник любой правды, даже самой жёсткой. Что касается, должны ли мы знать песни и выступать на «Евровидении» о трагедии немцев – нет, конечно. Это не наша трагедия. У нас хватает великих песен о нашей собственной трагедии.

И последнее, должны ли мы сочувствовать песням о крымских татарах – безусловно, да. Потому что в 1944 году они были частью нашего народа. Я напомню, что Крым входил в состав Советского Союза. И сейчас Крым и крымские татары – снова часть нашего народа. Поэтому их трагедия является такой же трагедией для нас, как и трагедия чеченцев, как и трагедия поволжских немцев, как и трагедия десятков других народов, которые были депортированы Сталиным. Поэтому да, мы должны сопереживать этой песне, потому что это песня о трагедии одного из наших народов.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Учился до 2007 года. Ни в школе, ни в университете про депортацию ни слова, узнал из интернета только в прошлом году. Так какова фраза о депортации?»

Ещё пишут: «А почему мы сейчас говорим о депортации и не говорим о том, что в 45-м году был создан полк СС из крымских татар».

И очень много сообщений о сотрудничестве немцев с крымскими татарами, про то, что депортация была полностью обоснованной.

В. РЫЖКОВ: Я не знаю, почему тот, кто написал, не знал о депортации. Я о депортации знал ещё в школе, когда учился в Советском Союзе. Видимо, это можно отнести к самому человеку, интересуется он нашей историей или нет. Что касается сотрудничества крымских татар с нацистами, и того, что депортация была в этом смысле обоснованной, то я категорически не могу согласиться с таким мнением, потому что среди крымских татар были герои Советского Союза, среди крымских татар были тысячи людей, которые отдали жизнь на фронтах Второй мировой и Великой Отечественной войны. Безусловно, среди крымских татар были коллаборационисты, которые сотрудничали с Гитлером, но около 2 миллионов русских сотрудничали с Гитлером, была огромная власовская армия. И миллионы русских людей были полицаями, жандармами, и принимали участие в казнях своих соотечественников. Означает ли это, что русский народ был наказан и депортирован? Я думаю, что мы должны установить один справедливый принцип по отношению к любому народу. Народ не может быть виновен. Виновен может быть конкретный поддонок, который может быть наказан. И в этом смысле и крымские татары, которые были вовлечены в сотрудничество с нацистами, должны были быть наказаны индивидуально, так же как сотни тысяч русских, украинцев, молдаван, белорусов, которые после войны прошли через лагеря, часть была даже расстреляна – те, кто были уличены, и доказана их вина в сотрудничестве с нацистами. Народ не может быть виновен, виновен может быть только конкретный человек. Поэтому ссылку депортацию чеченцев и тех же крымских татар ничем нельзя оправдать. Это совершенно зверское преступное решение Сталина, что, кстати говоря, официально признано нашим нынешним Российским государством в соответствующих законах о реабилитации депортированных народов.

Д. НАДИНА: «Почему за Берию и Сталина вину возлагают на Россию, а не на Грузию?» – спрашивает слушатель?

В. РЫЖКОВ: Это хороший вопрос, потому что действительно опять получается, что за преступление конкретного Сталина, Берии, Ежова, конкретного политического режима большевиков, вину почему-то возлагают на российский народ. Я тоже с этим не согласен. Я только что говорил, что в этой логике можно было и всех русских депортировать за армию Власова и за то, что там тысячи и сотни тысяч русских людей сотрудничали с нацистами.

Д. НАДИНА: Я хочу запустить очень простое голосование: «Вы сочувствуете крымским татарам?» в большей степени, конечно, это голосование касается тех, кто знает о депортации, о том, чем она была вызвана, и к чему она привела.

Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я занимался дельтапланерным спортом, и неоднократно бывал в Крыму. Как-то зашёл разговор с местными стариками, и бабушка начала плакать: «Они же тут всех партизанов извели, они людей убивали, деревнями сжигали». Говорит, что была партизанкой. Там был, конечно, Метхан Султан – лётчик-испытатель Советского Союза, другие люди, но 2 миллиона русских из 140 и почти все крымские татары. Тогда всех называли татарами – и чеченцев, и кавказцев. На самом деле, это же Османская империя в чистом виде, они ведь совершали набеги на Русь до конца XVII века – почти три века после падения монголо-татарского ига Стоянием на Угре. И там награбили столько, что казалось, в Крыму может быть построен рай обетованный. Но там ничего кроме чахлого Бахчисарайского фонтана не нашли. То есть всё это отправлялось дальше в Стамбул.

В. РЫЖКОВ: Кирилл неплохо знает историю, это видно и приятно. Действительно, Крым был либо частью Османской империи, либо сателлитом Османской империи. Действительно, он довольно долго грабил Московское государство.

Д. НАДИНА: А Новогиреево – это от мест стоянки хана Гирея, который здесь останавливался.

В. РЫЖКОВ: Конечно. А потом, когда Московское государство окрепло, пошёл обратный процесс, и при Екатерине Великой Крым был захвачен Российской Империей. Это всё известно. Но я повторюсь, что «эта бабушка сказала, что они всех убивали, всех насиловали». А другая бабушка скажет, что другие убивали и насиловали. Это не аргумент. Нельзя целый народ огульно охаивать, и обвинять, что он был коллаборационистом. Повторюсь, что крымские татары были и на той и на другой стороне. Никаких доказательств того, что большинство крымских татар было на стороне нацистов, нет, это миф. Точно так же как нельзя на основании того, что миллионы русских сотрудничали с оккупантами и нацистами, бросать тень на великий русский народ, который разгромил Гитлера. Повторяю, что я сочувствую крымским татарам, как и сочувствую русским, которые оказались в оккупации, как сочувствую всем народам, которые были депортированы Сталиным. Я считаю, что это трагедия. Мы перелистнули эту страницу, наши школьники и наши дети об этом должны знать, но мы должны двигаться вперёд.

Д. НАДИНА: Ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я считаю, что политика Сталина была правильной. Сталин разбирался в людях, в нациях, он выиграл войну. Обосную своё мнение о татарах тем, что если бы мы промедлили с Референдумом ещё несколько дней, то татары устроили бы бойню в Крыму. И как бы мы сейчас на них смотрели?

Д. НАДИНА: Согласны Вы с этим утверждением?

В. РЫЖКОВ: Конечно, я категорически с этим не согласен. Второе утверждение, что крымские татары устроили бы бойню в Крыму – это просто голословное утверждение, не обоснованное ни одним фактом, ни одним документом, ни одним свидетельство. Это просто выдумка. Что касается умного товарища Сталина, я напомню, что именно товарищ Сталин нарезал советские республики в том виде, в котором они были, именно при нём были созданы в нынешних границах Казахстан, Узбекистан, Киргизстан, Армения. Ровно по этим границам развалился Советский Союз. Если товарищ Сталин был таким мудрым руководителем, он должен был предусмотреть, что такая национально-территориальная политика рано или поздно приведёт к распаду Советского Союза. Что и произошло.

Д. НАДИНА: 22% слушателей сочувствуют крымским татарам, 78% не сочувствуют.

В. РЫЖКОВ: Я хочу отреагировать на это голосование, и уж пусть на меня не обижается ваша замечательная аудитория, но я хочу на неё грубо наехать. Наверняка те, кто нас слушает, и кто голосовал против крымских татар, считают себя патриотами России, считают себя сторонниками величия России, так ведь? И они за всё хорошее для России. Так вот голосование, при котором только 22% сочувствуют крымским татарам, все из которых были депортированы в 44-м году и погибли тысячи людей – детей, женщин, стариков. И погибли потом. И находились в скотских условиях в Узбекистане, Киргизстане, и других республиках. Все эти люди выступают против единства России и против величия России, и против будущего России. Более того, кто сейчас голосовал в этом эфире против крымских татар – они за развал России. Поясню почему. Дело в том, что Россия – это 170 национальностей. Любое проявление ксенофобии к какой-либо из них, любое проявление ненависти к какой-то национальности, включая крымских татар, любое проявление разжигания национальной розни, а это голосование я однозначно воспринимаю как разжигание национальной розни – это всё ведёт к национализму, к национальным противоречиям, к ксенофобии, к конфронтации, к распаду нашего гражданского общества, к выталкиванию каких-то народов из России и к их противодействию. Фактически – это подстрекательство к экстремизму, с моей точки зрения. Поэтому я категорически его осуждаю и ещё раз призываю всех, кто голосовал против сочувствия к депортированным крымским татарам одуматься, охолонуть немного и вдуматься в то, что если мы хотим, чтобы Россия была великой единой многонациональной державой, мы должны сочувствовать каждому народу, как бы он не назывался. В случае, если с ним произошла та или иная трагедия. Включая крымских татар. К этому я всех призываю.

Д. НАДИНА: Как Вы относитесь к тем, кто говорит, что Россия – не многонациональная, а мононациональная страна, потому что у нас 80% русских в стране?

В. РЫЖКОВ: У нас даже больше, чем 80% русских. У нас 83% русских. Но это не делает нас мононациональной страной, потому что Вы сами, Даш, из Мордовии. И прекрасно знаете, что в Чувашии вообще 70% чувашей. В том же самом Татарстане процент татар растёт. В Башкортостане процент башкир растёт. В Туве почти нет русских. Я сам был в Кызыле, там уже процентов 95 тувинцев живёт. Исторически сложилось так, что у нас очень много регионов, территорий, и даже республик с мононациональным населением. Возьмите Чечню. Я был в Дагестане, в замечательном городе Махачкала на берегу моря, чудесный город.

Д. НАДИНА: Чудесный город, куда лучше в одиночку не ездить.

В. РЫЖКОВ: Нет, я рекомендую. На самом деле, это миф. Я ходил ночью по Махачкале, и там гуляла молодёжь, там было совершенно безопасно, прекрасный город.

Д. НАДИНА: Вы – счастливый человек, потому что меня там чуть не обокрали 4 года назад на территории ресторана. Поэтому история про безопасный Дагестан очень спорная.

В. РЫЖКОВ: Я, конечно, смотрю глазами мужчины, а не молодой девушки, тем более красивой. Может быть и так. Но в любом случае, те, кто говорят, что Россия – мононациональное государство, люди не до конца понимающие ситуацию в стране. Россия – была, есть и будет многонациональной, многоязыковой, многорелигиозной. И как раз это – главное наше богатство. Я считаю, что это не недостаток России, а её главное богатство, потому что такие сложные многокультурные общества являются самыми креативными. Когда всё вместе: и буддисты, и иудеи, и православные. И староверы, и католики. И тюркоязычные народы, и монголоязычные народы – это потрясающее богатство. Повторюсь, меня очень огорчило голосование по крымским татарам. Это говорит о том, что у нас велик потенциал распада. Если доминирующая нация – русские – будут с презрением и ненавистью относиться к малым народам, то это может спровоцировать распад России точно так же, как по национальным границам Сталина распался Советский Союз. Я – патриот России, я категорически против распада. Я категорически против национальных столкновений, поэтому всех призываю любить и уважать друг друга и все национальности, которые проживают на территории нашей страны.

Д. НАДИНА: В связи со всем вышесказанным, какую оценку Вы бы дали событиям на Хованском кладбище?

В. РЫЖКОВ: Я бы сказал, что в этом виноват, прежде всего, мэр города Собянин. Потому что когда произошла эта перестрелка, выяснилось, что 70% похоронного бизнеса в Москве – это всё теневики. Что они вообще не зарегистрированы, не платят налогов, непонятно, кто этим руководит, кто продаёт эти могилы, кто продаёт эти услуги. Поэтому у меня все вопросы не к тем этническим группировкам, которые там стрелялись и махались, а претензии к руководству города Москвы. У вас живёт 15 миллионов человек, каждый день умирают тысячи москвичей и каждый день хоронятся тысячи москвичей, и вы не в состоянии навести порядок на кладбище. Это форменное безобразие. Поэтому претензии надо предъявлять не к мигрантам, которые там засветились, а к городским властям, которые не могут навести элементарный порядок.

Д. НАДИНА: Мак завершил расшифровку бортового самописца разбившегося под Ростовом «Боинга».

В. РЫЖКОВ: Это который врезался в полосу ночью? Который с Дубаи летел?

Д. НАДИНА: Да, FlyDubay.

В. РЫЖКОВ: И что там?

Д. НАДИНА: Пока ещё не понятно, должны получить информацию о том, что там произошло. У Вас есть какая-то альтернативная точка зрения?

В. РЫЖКОВ: Нет, я человек прагматичный, я доверяю профессионалам. Я думаю, нам надо дождаться, когда расшифруют датчики самописцев, и мы узнаем точную картину. Но уже сразу стало известно, что там были огромные переработки пилотов, что их эксплуатировали нещадно, что их заставляли летать при любом состоянии здоровья – невыспавшихся, уставших. Вот за это надо головы отрывать. И вообще надо запретить летать по России тем авиакомпаниям, которые не соблюдают элементарные требования к охране труда экипажа, подготовке и так далее. Потому что люди-то убились наши.

Д. НАДИНА: В НАТО признали уязвимость своих сил быстрого реагирования перед Россией. Но недолго мы радовались, потому что в связи с этим НАТО заявляют о том, что они вынуждены держать на постоянной основе большое количество сил вдоль своих восточных рубежей. Одним из важнейших шагов может стать решение разместить ещё 4 батальона – в Латвии, Эстонии, Польше, Литве. И как ожидается, это решение будет принято уже в июле на Саммите в Варшаве. Как Вы это расцениваете?

В. РЫЖКОВ: Я смеюсь над этим. 4 батальона – смеху подобно. Я сам служил в Советской Армии, поверьте мне, 4 батальона – это ничто, комариный писк. Больше шума.

Д. НАДИНА: Не надо нам переживать?

В. РЫЖКОВ: Абсолютно. У нас Псковская дивизия разнесёт эти 4 батальона в 7 минут. Не о чем говорить. Просто есть страны, которые нервничают – Литва, Латвия, Эстония, Польша. Они всегда нервничают. Те, кто знают историю, понимают почему. И, видимо, американцы хотят их психологически успокоить. Какие таблетки принимают, чтобы успокоиться? Успокоительные. Ребят, успокойтесь, у вас теперь 4 батальона. С военной точки зрения это смешно.

Д. НАДИНА: Сегодня прошла информация о том, что якобы готовят изменения налоговой системы после выборов в 2018 году, потом Минфин опроверг эту информацию о повышении налогов в России. Как Вы полагаете, нужно повышать налоги в России?

В. РЫЖКОВ: Минфину я вообще не верю, потому что они обманывают на каждом шагу. Они в прошлом году обещали не поднимать налоги – подняли. И в позапрошлом то же самое. У меня доверия к правительству – ноль. И к правительству Медведева в целом, и к Минфину в частности. Я не верю ни одному слову. Что касается налогов – их надо снижать. У нас экономика в кризисе. У нас за первый квартал этого года -1,5% ВВП. За прошлый год – 3,7% ВВП. У нас экономика второй год сокращается. Что делают квалифицированные страны для того, чтобы запустить экономический рост? Снижают налоги. Потому что если вы снижаете налоги, то вы больше денег оставляете бизнесу и населению. Население больше тратит, бизнес больше вкладывает в развитие. Начинается экономический рост. Это безумная идея поднимать налоги. Если они ещё поднимут налоги. У нас и так бизнес платит 43 копейки с рубля в разные фонды и налоги. Вы сейчас сидите на радио, а у Вас из Вашей зарплаты работодатель удерживает 43 копейки с каждого рубля и платит в разные налоги. Давайте ещё поднимем. Что Вам останется? И потом с чем Вы пойдёте в магазин и на что купите продукцию российского производителя? У Вас денег просто не останется. А эти деньги, которые изымает у Вас государство, пойдут на очередной Чемпионат мира, или на очередной тоннель куда-нибудь, или окажутся в Панамском офшоре. Поэтому налоги надо понижать, и у государства есть огромные резервы экономии, за счёт которых можно это сделать.

Д. НАДИНА: Я пока поясню для слушателей. Вы же собираетесь баллотироваться в Госдуму от «Яблока»?

В. РЫЖКОВ: Так точно.

Д. НАДИНА: Почему Вы не решили попробовать воссоединиться со своими товарищами из «Парнаса», например?

В. РЫЖКОВ: Мы очень сильно разошлись, в том числе, идеологически. Приведу последний пример, который меня просто потряс в негативном отношении. Я с изумлением узнал, что одним из кандидатов на праймериз в «ПАРНАС» стал Александр Белов-Поткин, бывший лидер движения против нелегальной эмиграции ДПНИ, бывший лидер движения «Русские», которое судом запрещено в Российской Федерации за экстремизм и национализм. Для меня любые проявления национализма и ксенофобии категорически неприемлемы, как разрушающие единство русского народа и Российской Федерации. Тем не менее «ПАРНАС» счёл для себя возможным одного из радикальных националистов внести в свой потенциальный список кандидатов. И в этом отношении политика партии «Яблоко» мне кажется гораздо более выдержанной, гораздо более стабильной и последовательной на протяжении многих лет. Более того, по опросам я вижу, что партия «Яблоко» имеет гораздо большую поддержку среди населения страны. И я уже в эфире Вашей программы говорил о том, что я считаю, что настоящие демократы должны выдвинуть один список на этих выборах. И правильная партия – это «Яблоко». И объединившись вокруг одной партии, а не дробя голоса, на принципиально демократической позиции надо идти и побеждать на выборах в Думу. Это моя позиция, поэтому я принял это решение. Принял ещё полгода назад, и я последовательно реализую эту позицию и считаю её абсолютно правильной.

Д. НАДИНА: Примем звонки. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я член организации «Наблюдатели Петербурга». В прошлый раз у всех Вы украли очень много голосов. Даже по результатам правительственной радиостанции РСН за «Единую Россию» голосуют от 5 до 15%.

Д. НАДИНА: Роман, Вы нашу правительственную радиостанцию слушаете каждый день и звоните каждый час.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я её обожаю. А по результатам «Эха Москвы» – тоже 5-10%.

Д. НАДИНА: «Эхо Москвы», значит, тоже слушаете. Всё, Вы – изменник, я Вас отключаю. Вы только нас должны слушать.

В. РЫЖКОВ: К сожалению, Роман прав. У меня много друзей в Питере, и они выли волками на прошлых выборах. Там власть поураганила, как говорит наш президент. Сейчас я более оптимистичен, потому что Элла Памфилова – новая глава ЦИКа, после Чурова. Во-первых, я знаю её официальное заявление, а во-вторых, я знаю, что она делает неофициально. Неофициальная часть ещё интереснее. У меня есть информация, что она уже провела несколько закрытых совещаний, где сказала, что будет головы отрывать в регионах тем, кто будет вбрасывать и фальсифицировать. Поэтому я не наивный мальчик и понимаю, что даже если команда из Москвы пройдёт, многие губернаторы всё равно будут жульничать и фальсифицировать и ураганить. Но надеюсь, что выборы 18 сентября в Госдуму будут более чистыми и честными, чем прошедшие.

Д. НАДИНА: Ещё один звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я не знаю Вашего отчества, но я так за Вас рада, что даже волнуюсь. Побольше бы таких, как Вы. Говорите всю правду, и от души. Дай бог Вам здоровья.

В. РЫЖКОВ: Спасибо. Приезжайте на Алтай, и голосуйте за меня на Алтае, потому что если Вы в Москве, то Ваш голос, увы, пропадёт.

Д. НАДИНА: Ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, где можно с Владимиром встретиться в Москве?

В. РЫЖКОВ: Запишите мой рабочий телефон 8 495 959 48 04 и звоните.

Д. НАДИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос к Вашему собеседнику. Он говорит, что Россия должна остаться многонациональной, потому что у неё другого пути нет. Но у меня пример Украины на глазах. Я считаю, что Украина делает правильно. Украинцев там тоже 80%, но она пошла по другому пути, и поэтому у них нет никаких межконфессиональных конфликтов, никакой этнической преступности у них нет в природе.

В. РЫЖКОВ: Категорически не согласен. Как раз, потому что Украина пошла по другому пути, у них война на Донбассе и война в Луганске. Как раз, потому что Украина игнорирует интересы Востока, тех людей, которые ориентированы на Россию, тех людей, которые говорят преимущественно или полностью на русском языке, именно потому что Украина игнорирует национальные различия, она пришла к распаду. Давайте называть вещи своими именами. Украина распалась. Россия ведёт себя ни в пример умнее и мудрее. Россия и в Конституции и в практической политике исходит из того, что мы все разные, многие из нас верят в разных богов, говорят и пишут на разных языках, но мы остаёмся единой страной. Как раз пример Украины показывает, что надо идти нашим собственным путём.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Скажите, как соотносится позиция партии «Яблоко»: отдать Крым Украине, с позицией Рыжкова о целостности России?»

В. РЫЖКОВ: Вы искажаете позицию «Яблока». «Яблоко» не предлагает отдать Крым Украине, а предлагает признать это проблемой. Эта проблема существует, и надо искать из неё цивилизованный выход.

Д. НАДИНА: Но Вы же сами говорили, что Крым – это не часть России, это спорная территория.

В. РЫЖКОВ: Я говорил о том, что были нарушены международные договоры, и сейчас стою на этой же позиции.

Д. НАДИНА: Вы говорили, что Крым – не часть России. Вы до сих пор так считаете?

В. РЫЖКОВ: Я считаю, что юридически мы нарушили договоры, которые подписали, и в юридическом отношении Крым не является частью России. И не случайно ни одна другая страна мира этого не признала. Но теперь по факту он здесь, и надо признать это проблемой, и придётся искать решение. Нравится это кому-то или нет.

Д. НАДИНА: Ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, у меня вопрос к вашему гостю: почему он сделал заявление о том, что крымские татары в Узбекистане и других республиках Средней Азии жили в ужасных условиях? Я сам вырос там, и со мной учились двое крымских татар, и сейчас они прекрасно себя чувствуют в Крыму. И они жили не хуже, чем мы, а порой и лучше.

Д. НАДИНА: Я здесь сама с Вами не соглашусь, потому что если посмотреть на статистику, в первые несколько лет после депортации погибло больше 10% депортированных. Конечно, потом они стали адаптироваться. Но отрицать тот факт, что люди и в пути погибли, и там погибли, нельзя. И по некоторым свидетельствам, людям не давали даже воду.

В. РЫЖКОВ: Я коротко скажу, что это Вы, господин, «соврамши», потому что Вы не знаете историю. Если в Вашем детстве эти люди уже встали на ноги и жили нормально, то это не значит, что их не вывозили тысячами в скотских вагонах, и они тысячами не гибли по пути, и их не выбрасывали в морозную степь.

Д. НАДИНА: Олег у Вас спрашивает, платит ли Вам Госдеп.

В. РЫЖКОВ: Конечно, нет. Чушь собачья.

Д. НАДИНА: И ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне интересно, на чём основан оптимизм гостя, что у него всё получится, если его изберут?

Д. НАДИНА: Тем более что Вы, Владимир Александрович, во власти уже были, и не один год.

В. РЫЖКОВ: Во власти я, к сожалению, не был. Я был только в Парламенте. Полностью хотел бы реализовать слова Евгения: «побыть в реальной власти», в исполнительной. А мой оптимизм основан на огромных знаниях и опыте.

Д. НАДИНА: А разве Парламент не был властью?

В. РЫЖКОВ: Парламент был слабой частью власти, к сожалению. Реальная власть у нас была и остаётся в руках президента и правительства. И все вы это прекрасно знаете.

Д. НАДИНА: Итоги голосования: 30% слушателей за Вас, 70% против. В студии был Владимир Рыжков, политик.

В. РЫЖКОВ: Ну что ж, крупнейшая фракция в Думе – 30%. Так что очень замечательно. А остальные 70% я ещё переагитирую.

17 мая 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Май 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков